В Дамаске, рядом с районом Джаба (где, был использован злополучный «Зарин») находится район Барза. До войны в этих районах проживал средний класс. Но теперь их территория захвачена боевиками, которых пытается «выкурить» из засады правительственная армия. Наш корреспондент Владимир Бородин побывал на передовой вместе с сирийскими военными.

ОТРЕЗАННЫЙ  РАЙОН

Из центра Дамаска мы выехали на обычных легковушках. Двигались по горной дороге около 7 километров к блок-посту, который установила армия, чтобы отрезать опасный район от остального города. Солдаты сразу предупредили: дальше двигаться опасно! Тут стреляют снайперы. Но пропустили. И вскоре наши машины остановились около железных ворот военного госпиталя Тышрин (в переводе на русский «Октябрь»). К этим воротам нам пришлось бежать, пригнувшись, поскольку снайперы действительно нас обстреливали.

Уже в госпитале нас пересадили на бронетранспортер и повезли на передовую. И уже спустя 5-10 минут мы подъехали к 2-х этажному зданию, куда нас и завели со стороны госпиталя через специально сделанную пробоину размером в полтора метра, поскольку со стороны обычного входа в дом шла перестрелка между военными и боевиками. Стены здания (насколько я понял, это был военный штаб) были выкрашены в ярко бордовый цвет и буквально изрешечены выстрелами из крупнокалиберного оружия. Кроме того, сами военные пробили в стене окно – видимо, для того, что бы наблюдать за передовой.

ПОД ОБСТРЕЛОМ

Вместе со мной в комнате сидели (кто-то на полу, по-турецки, а кто-то на стульях) семеро солдат и пили «мате». Их командир, 35-летний старший лейтенант Сейман рассказал мне, что до войны был инженером, но уже год воюет. Родом он из Тартуса. Там, его ждут жена и двое дочерей. Я хотел задать ему еще пару вопросов, но нашу беседу прервал появившийся на пороге молодой солдат. Он получил легкое ранение в ногу и, перебросившись парой слов с командиром, самостоятельно, но сильно прихрамывая, пошел в госпиталь. Тем временем, к окну со стороны передовой подошел еще один солдат с батарейками для зарядки рации. Не успел он сказать, зачем пришел, как в 20-ти метрах от здания с диким грохотом разорвалась мина. Удивительно, но военный не пострадал. Каким-то, чудом он в мгновение ока запрыгнул в комнату, где долго отряхивался от щебенки и ругался. Чуть позже прямо через крышу дома, где мы находились, пролетели еще две мины, и одна из них дала такую ударную волну, что стены здания содрогнулись. Стоит ли говорить, что все это время на передовой не утихала перестрелка? Впрочем, военные к этому, судя по всему, привыкли. Они не казались мне расслабленными, но и напряженности в них я не чувствовал. Когда я спросил их, не боятся ли они воевать, они ответили, что страха нет – главное, для них прогнать из Сирии бандитов и сохранить жизнь своих семей. Вскоре, за нами приехал бронетранспортер и мы собрались выходить на улицу. Но, в этот момент принесли тяжело раненного в ноги солдата и мы немного задержались, что бы погрузить его в машину и отвезти в госпиталь.

БЕЖЕНЕЦ: СЕМЬЮ ОТПРАВИЛ В ЭМИРАТЫ

Напомним, что первые оппозиционеры появились в Барза в апреле минувшего года. Видимо, пробрались ночью через поля, которые находятся сразу за чертой района. Сначала их было около 400 человек и большинство из них имело в Барза родственников. Но 11 апреля к ним присоединились сотни боевиков из Ан-Нусры (так называется одно из подразделений Аль- Каиды). И поскольку Барза расположена между двумя алавитскими районами, между ними и алавитами тут же начался бой.

- Мы с женой и тремя сыновьями, так же как и остальные люди, сразу же побежали в бомбоубежище (у нас они уже давно оборудованы в каждой многоэтажке), - рассказывает 45-летний житель района Ибрагим. – Еду и теплые вещи взять с собой не успели. Кто же знал, что нам придется провести там 12 часов?! В конце концов, дети замерзли, проголодались и начали плакать. Но выйти из укрытия мы не могли – наверху шел бой не на жизнь, а на смерть. Стрельба затихла лишь к утру. Видимо, бандиты решили дать мирным жителям час или два, что бы мы убежали. Так, мы и поступили. Первое время, жили у родственников. Потом, я отправил супругу и детей к ее родителям в Арабские Эмираты. А сам, вместе с другом снял комнату в одном из районов столицы, который контролирует официальная власть. Здесь, спокойно. Хотя и слышны выстрелы из районов, которые оккупированы боевиками.

Сегодня никто из бывших жителей Барзы не знает, что случилось с их имуществом и квартирами. Пути домой у них пока нет.

Начало сирийского дневника "Вестей": "У Обамы кишка тонка бомбить Сирию"​