Вспыхнувшая в Сирии более двух лет назад гражданская война унесла тысячи человеческих жизней и разорвала страну на лоскуты. Теперь одни регионы государства контролирует оппозиция. А другие армия президента Башара Асада. При этом никто (в том числе, и сами сирийцы) не знает реального соотношения сил. Соответственно, не может дать ответ на вопрос о том, когда же это кровавое противостояние наконец-то закончится. В надежде хотя бы частично прояснить ситуацию наши корреспонденты встретились в Дамаске с политологом и экспертом в области стратегических военных исследований Хасан Хасаном.

- Сейчас три крупных города Сирии: Латакия, Сувейда и Тартус находятся под полным контролем государства, - рассказывает Хасан Хасан. – А в целом, у нас в стране 14 областных центров. И в 13-ти из них в нормальном режиме работают мэрии и другие госорганы. Хотя некоторые районы этих городов и оккупированы оппозицией. В частности, Хама на 98% наша. Но ее Западная часть вплоть Эдлипа в руках боевиков. Центром Эдлипа управляем мы. А на остальной его территории и в области засели враги. Деризор разорван на две части. А в Ракке боевики находятся в сердце города. Дару мы контролируем на 70%. Но в регионе (особенно, на границе с Иорданией) находится противник. Хотя жизненно важная трасса Дамаск – Иордания в нашем распоряжении.

Непростая ситуация и в Дамаске. Пять районов столицы отрезаны бандитами от части, которая управляется официальной властью. Но два из них мы планируем освободить уже в ближайшее время. Оппозиция утверждает, будто в ее руках уже 80% страны. Но это неправда. Ведь, в противном случае, наша армия просто не смогла бы удерживать ситуацию в стране два с половиной года.

- А какая ситуация на Севере? В том числе, в экономической столице страны - Алеппо?

- На границе с Турцией тяжелая обстановка. Два района Алеппо в руках у оппозиции. Остальной город наш. Много боевиков и в области.

- Ходят слухи, что террористов для войны в Сирии готовят в Турции. Оттуда они, якобы, и приходят в вашу страну.

- Я думаю, что эти разговоры возникли не на пустом месте. Турция открыла лагеря для наших беженцев. Но в горной местности Турции (неподалеку, от нашей границы) якобы существуют под этой же маркой базы для подготовки бойцов. Недавно в эти места решили отправиться некоторые члены Парламента Турции и разобраться, что там происходит. Но их почему-то не пустили. Кстати, по нашим данным в нашей стране сейчас воюют наемники из 83 стран. В том числе террористы из подразделения Аль-Каиды – Ан-Нусра. Причем приходят они к нам не только из Турции, но и из Иордании.

- А в районах, где находятся силы оппозиции, есть простые люди?

- Большинство, мирных граждан убежало. Но некоторые остались – это местные жители, которые поддержали боевиков (например, за деньги) или являются их родственниками. Кроме того, некоторых людей противник взял в заложники. Поэтому, освобождая города, мы действуем аккуратно. А иногда, опасаясь за жизни мирных граждан, открываем террористам коридор к границе. Мол, уходите, пока живы. Так, например, было в Хомсе, откуда мы выпроводили боевиков в Ливан.

- Давайте вспомним, как все начиналось. Почему армия позволила оппозиции зайти так далеко?

- Дело в том, что все тяжелое вооружение и серьезные армейские силы у нас были сосредоточены на Юге страны – ближе к Израилю. А на Севере находились лишь военные учебные заведения. И переброска сил заняла много времени. А боевики изначально были снабжены всеми видами оружия: легким, средним и тяжелым. В том числе, ракетами дальностью более 10 километров, бронетранспортерами и противотанковым оружием. Катар и Саудовская Аравия щедро финансируют их по заказу США. Да, и Турция помогает.

- Существуют ли данные о том, сколько штыков у оппозиции в Сирии?

- Эти террористы (мы иначе их не называем) утверждают, что у них 170 тысяч бойцов. Они составляют 1200 разрозненных вооруженных до зубов групп, которыми управляют полевые командиры.

- Как они действуют при захвате городов, районов и сел?

- Они пробираются в город с «черного входа», поскольку наши военные контролируют центральные улицы. Первым делом устраивают теракт: подрывают начиненные взрывчаткой автомобили (иногда, используя водителей - смертников) рядом с армейскими блок-постами. Затем минируют город по периметру. И наконец, размещают снайперов на верхних этажах самых высоких домов. Либо, в зависимости от местности, в горах и расщелинах. Например, как в Маалюле (город – христианская святыня). Этот населенный пункт мы уже освободили. Но снайперы засели вокруг - в горах. А их бригадиры устроились в гостинице Сапфир, которая находится на вершине самой высокой горы.

- А были случаи, когда горожане сами оказывали бойцам оппозиции сопротивление?

- Да, в некоторых районах было создано ополчение. В таком случае, бандиты сначала разделывались с защитниками города ракетами. А затем вырезали оставшихся в живых ополченцев вместе с семьями. Отмечу, что по нашим данным, планы боевых операций террористам пишет израильский «Моссад» и США. Поэтому в Сирии на стороне оппозиции воюют и израильтяне.

- Говорят, ваш противник прекрасно осведомлен о действиях армии?

- Американские и израильские спутники, вроде бы, регулярно поставляют террористам информацию о наших действиях по спутниковой связи. Лично я думаю, что в своем время США создало Аль-Каиду как инструмент для реализации своих планов на Ближнем Востоке. А теперь (после теракта 11 сентября в Америке) не знает, что с ней делать. Поэтому, спровоцировало войну в Сирии, в том числе и для того, чтобы религиозные фанатики здесь погибли. Хотя, конечно это лишь предположение.

- Я слышала, что в последнее время у оппозиции появились даже танки?

- Да, это правда. Особенно их много на Севере (ближе, к границе с Турцией) в районе Алеппо и Эдлипа.

- Вы рассказали, как действует оппозиция. А как борется с ней армия САР?

- Мы разрабатываем операции в зависимости от обстановки, численности противника и местности, где происходят боевые действия. Иногда мы заходим в город из одной точки. А иногда берем его в кольцо. Пока спецы разминируют территорию, мы прикрываем их огнем. А тем временем обученные солдаты вычисляют место расположения снайперов и «снимают» их. После чего, в населенный пункт заходит пехота и начинается «зачистка». Вообще, в каждом конкретном случае, есть масса деталей. Иногда, за 20 дней нам удается освободить большой город. А операция по освобождению маленького райцентра может занять три месяца.

- Известно ли, сколько солдат армии погибло?

- У меня нет точных данных. Думаю, тысячи.

- Каков средний возраст бойцов в войсках?

- В основном молодые, солдаты – «срочники» до 25 лет. Но, есть и кадровые военные.

- Если поддерживающие оппозицию страны отступятся от Сирии, сколько армии потребуется времени, что бы навести порядок в стране?

- Думаю, уже через три недели грохот канонад в нашем государстве прекратится.

- Как вы можете назвать войну, которая сейчас идет в Сирии?

- Это очень сложный вопрос, потому, что подобной войны мир еще не знал. У нас сейчас идет обычная, уличная и террористическая война одновременно. Кроме того, это война спецслужб сильнейших государств мира. А также информационная война. Но я верю – мы ее выиграем.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Официальных комментариев по поводу Доклада ООН о применении химического оружия в Сирии, пока не появилось. А близкий к правительству источник сообщил нам:

-Поскольку, в Докладе не названы виновники случившегося, этот документ не повлияет на мирные переговоры и ситуацию в Сирии. Но, мы хотим, чтобы мир узнал правду о том, что смертоносный газ использовала оппозиция для того, что бы дать США повод для военного вмешательства в наш конфликт. У нас достаточно доказательств причастности оппозиции к этому преступлению. Поэтому мы будем просить ООН продлить работу комиссии. Пусть она проведет полноценное расследование и назовет виновных. А также изучит факты применения химического оружия силами противника на Севере страны – в области Алеппо в марте текущего года. Мы понимаем, что распространение этой информации невыгодно Израилю, Турции, а так же странам Запада и Персидского Залива. Но, будем настаивать на своем.

В тоже время, простые сирийцы восприняли Доклад ООН достаточно негативно.

- Сколько можно вмешиваться в дела Сирии и разжигать конфликт?! – восклицает житель Дамаска Мухаммед. – Мы сами должны разобраться в том, что у нас происходит. Это наша страна и мы тут хозяева. Когда Запад это поймет, война прекратится.

Начало сирийского дневника "Вестей": "У Обамы кишка тонка бомбить Сирию"​

Продолжение: "Мины летали у нас над головой"​