В Псковской области в поселке Струги Красные двое 15-летних подростков обстреляли полицейских, а затем покончили с собой.

Примечательно, что видеотрансляцию происходящего подростки вели в прямом эфире на Periscope, Инстаграме и во «ВКонтакте». Позднее Periscope удалил запись, но видео уже успело попасть на YouTube.

На видео они называют друг друга Катя и Денис и сравнивают себя с Бонни и Клайдом. Подростки транслировали в Periscope, как стреляли по машине полиции. Сотрудники полиции не пострадали, но их автомобиль получил повреждения. Прекращение огня молодой человек объяснил тем, что у них закончились патроны.

Также на записи молодой человек рассказывает, что убил двух собак и ранил мать своей подруги в бедро, когда та пыталась пройти в дом.

Позднее Денис застрелил Катю и покончил с собой.

Это последние записи девушки в «ВКонтакте»:

Расшифровка предпоследней записи подростков из Пскова

«Медуза» опубликовала расшифровку двух последних видео, снятых подростками.

Катя: В общем, сейчас звонили из полиции, точнее мама Дениса. Просят, чтобы мы… Ну, еще у нас минут 30-40 есть на размышление. Просят, чтобы мы вышли, но выходить так не хочется, потому что будет полный трэш. Что же делать. Сдаваться? «Где Денис»? Он в туалет отошел [смеется]. [Денису] Тебя Максон потерял! Он тут.

Денис: А ваще вы нас отвлекаете. У нас еще сорок минут, если мы не решаем ничего, то приезжает «Соболь» [вероятно здесь и далее, имеется в виду СОБР] и забирает нас.

Катя: «У вас нету вариков?» У нас вообще вариков ноль!

Денис: Смотри, у нас осталась только вот такая поварешка.

Катя: Что нам с этой поварешкой делать?

Денис: Которую я погнул. Мы сломали телек.

Катя: Мы выстрелили в телевизор, который тут стоял.

Денис: Он загорелся, мы его выкинули из гостиной.

Катя: Загорелся и мы выкинули [смеется]!

Денис: [Обращается к зрителю трансляции в Periscope] Ты понимаешь, Максон, я убил двух собак, я подстрелил ногу маминой Кате…

Катя: Дрон пишет: «Вам риал ******, ребята».

Денис: Я сломал окна в бане, я стрелял в ментов, стрелял в ментовскую машину.

Катя: «Про вас уже „Вести“ написали, капец, родители вас не простят». [оба смеются] «Прыгай c крыши», — кто-то написал!

Денис: ****, тут только второй этаж и снег.

Катя: Два этажа, максимум только ноги переломаешь.

Денис: И я не смогу спрыгнуть, потому что там «Соболь» ходит. Мы сейчас просто окружены «Соболем».

Катя: «Есь, где твои мозги?» — мои мозги давно пропиты и прокурены.

Денис: Вот смотри, короче, про мамину Катю как все было.

Катя: Да, смотри. Ну, мы спали спокойно. Начали стучаться в дверь. Мы думали, бабушка. Смотрю, там моя мама стоит. Мы их пускаем, короче. Я просто ножик в руках держала, как бы, ничего не подразумевая. На меня бабушка налетела: «Отдай нож, отдай нож». Мама начала ее останавливать, в итоге как-то так получилось, что они мне разрезали руки — пока, видимо, забирали, может, я сама толком не поняла. Не почувствовала даже боли. И Денис сначала им угрожал, типа: «Уйдите лучше, уйдите».

Денис: Спокойно, нормально.

Катя: Спокойно. Они вообще ноль реакции. Потом он уже психанул, куда-то стрельнул — в ногу, попал в бедро правое маме.

Денис: стрелял пневматом. Потом менты подъехали и понеслось — бах, бах, бах.

Катя: «И что с ней?» Она в порядке, пишет, что, типа, хочет поговорить и все такое. «Откуда ружье?» Ружье у меня было в доме. У меня же этот, отчим спецназовец.

Денис: Мы нижний сейф открыли, а вот этот сейф, который вот тут вот (показывают сейф в углу комнаты), его открыть нереально. Он закрыт, сука. Как только я его ни выламывал, его невозможно открыть.

Катя: «Крепитесь». Крепится, ***, я не знаю, ***…

Денис: Знаешь, крепиться сейчас вообще никак, вокруг ходит «Соболь», там «Соболь» стоит, там ментовская машина со сдутым колесом, ***… Это ***.

Катя: «Курить есть?» Две сиги осталось. От нервов все выкурили.

Денис: А было три пачки. Алкаха осталась, но мало.

Катя: «Как вы попали в Струги?» Доехали!

Денис: Я же деньги снял с маминой карты.

Катя: Он деньги снял с маминой карты, мы купили маршрут… Ну, на маршрутке и доехали сюда. Как мы в дом попали — вообще, такая идея. Мы, наверное, час…

Денис: Долбили окно.

Катя: Взламывали окно. «Конченные вы»

Денис: Смотрите, чтобы взломать пластиковое окно, надо ножик вставить вниз и вверх покурычить его, а потом в угол — и выбивается окно.

Катя: Кто написал «Ау»?

Денис: *** знает.

Катя: «Это Кравц». Привет Кравцу!

Денис: О, Кравц, привет!

Катя: Кстати, Кварцух, спасибо за все.

Денис: Да, Кравц, спасибо, что Катю накормил. Я твой должник, *****.

Денис: И еще проси деньги у моей мамы. Мама тебе все даст.

Катя: Даааа. Тебе и так оплачивать ментовскую машину!

Денис: И не только ее, ***. И твой дом, и ногу твоей мамы, и собак соседских, *****, и баню еще, *****. «Что делаете?»

Катя: Что делаете? Ну мы сидим и думаем, что делать. «Простите за все мои косяки». Да, Макс, мы прощаем, ты тоже нас прости. Ну мы просто сидим, Кравц, и…

Денис: Надо сказать последние слова и надо думать, потому что времени реально мало. А то «Соболь» придет и убьет нас *****.

Катя: Да, нас могут убить.

Денис: «Соболь» — он не будет разбираться, он не будет заламывать. Потому что «Соболь» — он убивает. С ноги выбивает дверь специальной *** и просто — бах-бах-бах и мы трупы. «***»

Катя: Ну вот именно, ***.

Денис: Если видишь, что там есть «Соболь», потом можешь сделать трансляцию, сказать, что мы сдаемся, и там «Соболь» весь подойдет. Или могу позвать офицера соболевского, он мне дал слово офицера что типа не будет ничего с нами делать.

Катя: Вообще мама Дениса нам предложила такой вариант, что мы к нему идем. Но это… не знаю.

Денис: Понимаете, в чем прикол? Просто когда моя мама хочет, чтоб я реально вернулся, — она плачет, она убитая. А сейчас мама не такая убитая, то есть просто «Соболь» ей сказал: так-то и так-то, скажи так. Скорее всего. «Соболь» просто тоже угрожает, потому что это «Соболь».

Катя: Ребят, с чего все началось-то?

Денис: С того, что *** в семье.

Катя: Да, мы, короче, поссорились… ну, я поссорилась с мамой из-за того, что я как-то опоздала домой, что ли. Я отпрашивалась к подруге на ночевку, меня не отпустили, я ушла в итоге сама, меня ночью нашли, ********* конкретно жестоко…

Денис: При мне.

Катя: При Денисе, при маме его, что я потом просто вернулась домой и это… «У собра есть инфа что в доме безоружные дети».

Денис: Да, мы щас безоружные.

Катя: Мы без оружия. И, в общем…

Звонит телефон.

Денис: У «Соболя» вся инфа есть, о нас знают уже в Москве. (Смеется). И «Соболь» приехал с Москвы, вы понимаете? За несколько часов.

Катя: ***, как так быстро можно было.

Денис: Самолетом.

Катя: Ну в итоге я получила *** от родителей, убежала еще раз, в очередной раз. Потом…

Денис: Ну вот несколько дней — три дня и три ночи — мы скрывались здесь.

Катя: Да.

Катя: «И на сколько вас посадят примерно?» А мы че, знаем?

Денис: Если посадят, то посадят примерно на лет 25.

Катя: Лет 25. Ну выйдем такие, в 40 получается, такие — йееее!

Денис: Это минимум.

Катя: Ой, даа. А еще нам *** про то, что ничего не будет, не волнуйтесь…

Денис: Еще и штраф бешеный мне вломят.

Катя: «Вы пьяные?» Нам холодно!

Денис: Тут реально холодно. Щас тут холодно, камин нетоплен, топить нечем, спички все (далее речь неразборчивая).

Катя: «Вы никого не убили, кроме собак?»

Денис: Нет, никого.

Катя: Никого пока что.

Денис: Может быть, я попал в ментов, я не знаю. Просто вижу — они со мной по телефону базарят, вижу ментов — просто бах-бах в них. Может, в ментов попал. Если попал в ментов, это еще 15 лет где-то.

Катя: Бонни и Клайд, ***.

Денис: Ну давай, надо говорить уже последние слова.

Катя: Ладно, ребят…

Катя: «А где менты с тачки?» Они убежали. Мы начали в них стрелять, они убежали, испугались нас и все.

Денис: Можем напоследок показать эту тачку.

Катя: «Почему мы не бежали?» Потому что там окружено все было. Покажи тачку.

Денис: Смотрите, люди. Выходим сюда, на балкон. Вот бобик ментовский. Это картечь, и так далее. Окна разбиты магнумом, колесо пробито магнумом, тоже дырка есть в заборе, думаю, видно. А менты стояли вон там. Вон там вот менты стояли. И я туда стрелял в них.

Денис: «А где менты и родители?» А менты и родители где-то вон там вот стоят, базарят что-то.

Денис: А *** вы сделали это все? Родители ***.

Катя: А?

Денис: Я отвечаю на вопросы.

Катя: Че там?

Денис: А *** вы это все сделали. Мы были… Ой, ***, патрон. Два пустых патрона. Струги красные.

Денис: «Родители строят в стороне, а вы трансу снимаете». Да, мы так делаем. И скорее всего менты перехватили трансляцию. Если так, то, ***, привет, ***.

Катя: (неразборчивая речь)

Денис: «Где вы перекрасились?» Перекрасились? Мы, ***, тут и перекрасились.

Денис: Ладно, народ. Мы сейчас подумаем, скажем пару слов, и все.

Катя: Всем большое спасибо за поддержку, за время, проведенное с вами. На самом деле было хорошо, мы будем скучать безумно. Любим.

Денис: Прощайте.

Катя: Прощайте.

Последнее видео

Катя (курит): Последняя трансляция.

Денис: Камеру не переключай только.

Катя: Страшно-страшно.

Денис: Тебе. За что?

Катя: За тебя.

Денис: Я тебе говорил, если ты не дашь мне… я буду мучаться, почему (нрзб)? Я знаю, почему (нрзб), так еще из-за этой ситуации. Как, реально больно вот так вот видеть, как ты так вот грустишь.

Катя: Я не грущу

Денис: Когда ты грустила, я понимал, что я — парень, я не мог этого обеспечить.

Катя: Хочется сказать какие-то последние слова.

Денис: Это кто?

Катя: Вика (читают, что им пишет одноклассница)… А никак!

Денис: Это Вика!

Катя: Мы слишком много натворили дел. «Я тебе дам, б… последние слова». Сейчас все по-моему присоединяться, знаешь. Из школы. «Скучать буду»… Да, это последняя транса (трансляция — ред.), потому что сейчас нужно будет решать все. На *** пошел, скучать будет.

Денис: Я тебя понял, Макс. Помни, сука, мои слова. Больше не увидишь меня, пидарас ***.

Катя (читает комментарии): Ребят, мы за 80 километров от вас, вы сейчас нас никак не остановите.

Денис: Люди, у нас дома Соболь ждет, ***, с оружием. Там целый отряд. Ходит вокруг дома, чтоб мы не убежали.

Катя: Там спецназовцы

Денис: «Соболь»

Катя: «Но все же я буду скучать»

Денис: Я тоже буду скучать, Макс. Видела эту мигалку? Менты перехватили.

Катя: У Вики не грузит. «Родителей жалко?». А почему им нас не было жалко? Они нас не жалели никогда.

Денис: Они сейчас поддерживают, может, хотят нас вернуть.

Катя: Они сейчас поддерживают, но сейчас поздно.

Денис: Было бы так всегда — вообще, без базара.

Катя: Вы понимаете, если мы вернемся, жизнь уже кончена будет по сути: уголовка, проблемы с родителями, проблемы в школе.

Денис: А у тебя чехол где, со змейкой?

Катя: Внизу.

Денис: Лиз, чехол твой!

Катя: А, Ивановой передайте, что чехол ее. «Вас посадят!». Вот именно, что нас могут посадить.

Денис: Понимаешь, я могу сейчас показать, где ментовская машина, расстреляна мною. У Кати нога простреляна мною.

Катя: У моей мамы.

Денис: Ну, катина мама. Мною подстрелено. Сейчас все лежит на моей вине, а не на Кате.

Катя: А посадят и смысл нам возвращаться. Вопрос.

Денис: Мне придется платить за все. Я убил двух собак, я прострелил окно в бане, у соседей, ментовскую машину, стрелял в полицейских, снял погоны.

Катя: «Родители стоят недалеко».

Денис: Родители стоят реально недалеко. Вместе с «Соболем». «Соболь» ходит еще вокруг дома, чтобы мы не убежали.

Катя: «А оружие все забрали?».

Денис: Ножи тоже. Так что покончить с собой мы не можем.

Катя: Покончить с собой мы не можем

Денис: И как ты знаешь, это не выход.

Катя: (читает вопрос) «А где твоя мать, Денис?» Она недавно подходила, с нами разговаривала.

Денис: Оружие забрала.

Катя: Оружие забрала.

Денис: Патронов больше нету.

Катя: Патронов нет.

Денис: Только пустые валяются (показывает гильзу)

Катя: Но стрелять было прикольно! «А как стволы забрали?» Через окно выкинули

Денис: Мы выкинули

Катя: Чтобы нам дали риал подумать.

Денис: У меня осталась только поварешка! (смеются)

Катя: С поварешкой ваще самое то будет! <…> «Что будете делать?» Мы пока решаем. «Это твои одноклассники». Какие одноклассники? «Илья». Какой Илья? Я не понимаю… «Какие у вас варианты?» Какой Илья, я не понимаю?

Денис: У нас только сдаться, вариантов больше нет.

Катя: У нас вариант сдаться. Но это бесполезно, потому что жизнь… «А что тогда, если не сдаться?»

Денис: А если мы не сдадимся, нас убьют.

Катя: А если мы не сдадимся, риал… «Все смотрят». Кто все смотрят? … Меня весь класс смотрит! (Смеется). «Я так буду скучать!» Максон, мы тоже будем очень скучать. Честно. По всем. «Что с вами-то?» У меня немного порезаны руки от моей мамы. С нами… Мы морально убиты.

Денис: Просто если мы сдадимся, мы на вряд ли увидимся больше с вами. Нас распихают по разным городам и разным школам.

Катя: «Где вы бабки взяли?» Ну сначала мы сняли с карты мамы Дениса деньги, а потом… А потом как?

Денис: Дала бабушка. А еще один способ мы не скажем.

Катя: «Копы-то че?» А копы стоят и бездействуют! Дали нам время просто. Мы, короче, начали в них стрелять.

Денис: Самое смешное, что коп разрешил в него стрелять, а теперь, сука, говорит… (звук прерывается – ред.).