Экс-премьер министр Италии Сильвио Берлускони, что его ожидает судьба Тимошенко.

Об этом Берлускони заявил на встрече с депутатами Европарламента, сообщает "Украинская правда" со ссылкой на итальянское издание Corriere della Sera.

Он отметил, что его партия сейчас переживает не лучшие времена и дал обещание "сделать все возможное, чтобы воссоединить партию" и удержать политическое влияние.

По словам Берлускони, адвокаты предсказывают ему "мрачное будущее".

"Я буду гнить в тюрьме. И доказательством этого является дело Тимошенко, когда после многочисленных протестов и даже восстание против ее заключения, все затихло", - объяснил он.

Как оказалось, на такую мысль бывшего премьера Италии подтолкнул его друг, президент России Владимир Путин.

"Путин предупредил, что меня заставят заплатить за все. Он сказал, что я закончу как Тимошенко", - поделился Берлускони.

2012 году суд признал виновным бывшего премьера Италии в финансовых махинациях, когда он возглавлял медийную группу Mediaset. Оффшорные компании Берлускони покупали в США права на фильмы, а затем продавали их принадлежащему ему же телеканалу Mediaset по завышенным ценам, минимизируя налоги. Прокуратура подсчитала, что всего в 2002 и 2003 годах Берлускони не доплатил налогов на 7 млн евро (76 млн грн). Его осудили на четыре года. Но по амнистии ему сократили срок на три года. Также суд запретил Берлускони занимать государственные должности в течение пяти лет.

Судебный процесс против Берлускони начался в апреле 2011 года. Его обвиняют в проституции несовершеннолетних и злоупотреблении служебных полномочий.

Экс-премьера подозревали в интимной связи с тогда еще несовершеннолетней марокканкой по имени Руби, которая за это получала от политика подарки за интимные услуги. За это суд уже осудил Берлускони на семь лет лишения свободы.

Кстати, пару дней назад Сильвио заявлял о том, что согласен сесть в тюрьму, если суд отклонит апелляцию. Он говорил, что согласен пойти на такой шаг, даже несмотря на то, что в связи с возрастом он имеет право на домашний арест. Однако, он пребывал в уверености, что суд оправдает его.