В Чехии в субботу завершились парламентские выборы. Их проводили досрочно — в июне правительство Петра Нечаса ушло в отставку из-за коррупционного скандала с примесью любовной интриги. Его соратников-министров обвинили в получении «откатов» за распределение госзаказов. Одним из ключевых участников схемы оказалась помощница главы правительства Яна Надева, с которой у Нечаса были отношения, выходящие за рамки рабочих. Экс-премьер развелся с женой, а в сентябре Надева стала его законной супругой.

На досрочных выборах больше всего голосов набрали социал-демократы. Но их результата в 20% мало, чтобы сформировать правящую коалицию и новое правительство. С кем они будут объединяться и, соответственно, какой курс возьмут — вопрос. «Если новое правительство появится хотя бы к концу года, это можно считать большим успехом», — пишет «Радио Прага». Социал-демократы собираются вести переговоры и с коммунистами (у них — третье место, 14,19%), и с новым политическим проектом, партией ANO (по-русски это значит «ДА»), которая получила неожиданно высокий результат в 18% и заняла второе место. Партию возглавляет миллиардер Анжей Бабишь, ее главный лозунг — борьба с коррупцией. Бабишь «стоит» $2 млрд и занимает второе место по богатству в Чехии и 736-е — в мире, по версии журнала Forbes. Кстати, чешские коммунисты кардинально отличаются от украинских коллег: например, они выступают в поддержку однополых браков. Так что ждать резкой смены курса даже при союзе с коммунистами не приходится.

«Есть версия, что если социал-демократам удастся сформировать правительство левой направленности, то у Чехии потеплеют отношения с Россией. Охладевшие за последние два года отношения с Украиной потеплели после визита президента Милоша Земана. Тем более что на одного политического беженца из Украины в Чехии стало меньше (открытые против экс-министра Богдана Данилишина уголовные дела закрыли и он собирается в Украину). Правда, значение Чехии не стоит переоценивать: она не относится к числу стран, влияющих на европейскую политику», — сказал «Вестям» политолог Владимир Фесенко.