Мэром Нью-Йорка с гигантским перевесом в 73% избран Билл де Блазио — кандидат от демократов. Еще пару лет назад бывший малоизвестным клерком мэрии стал руководителем самого крупного города США с бюджетом в $70 млрд. В американских СМИ де Блазио окрестили марксистом. В 1988 году, когда ему было 26 лет, выпускник Колумбийского университета съездил добровольцем с гуманитарной миссией в Никарагуа. А медовый месяц провел на Кубе и до сих пор с симпатией отзывается о Даниэле Ортеге и Фиделе Кастро. Избирательная кампания де Блазио была нацелена на цветное население города, которого в Нью-Йорке — около 70%. К ней он привлек всю семью. За мужа активно агитировала его жена — афроамериканка поэтесса Ширлейн Маккрей, которая до брака называла себя лесбиянкой и отстаивала права секс-меньшинств. А 15-летний сын Данте отстаивал прекращение практики, позволявшей полиции обыскивать в криминальных районах подозрительных людей. Ее чернокожее население города называло расистской.

НАШИ НЕДОВОЛЬНЫ

Живущие в Нью-Йорке выходцы из Украины не довольны новым мэром. «Это человек с коммунистическими взглядами. Де Блазио говорит, что богатым надо делиться с бедными. Чисто 1917 год, только без революции (де Блазио обещал ввести налог для богатых, чтобы сделать бесплатными детсады). Мы вернулись туда, откуда уехали, — в СССР», — рассказал «Вестям» эмигрант из Киева Семен Косой. То, почему же ньюйоркцы выбрали такого мэра он объясняет спецификой города. «В Нью-Йорке много цветного населения: здесь проще найти работу, здесь традиционно хорошая помощь неимущим. Они привыкли к хорошей и легкой жизни, и не хотят ее терять», - говорит Косой.

«Я общался с жителями Южного Бруклина — новый мэр вызывает у русскоязычных жителей резкое неприятие. Они, хорошо помня советский опыт, крайне отрицательно относятся к левым, к социализму, а тем более к де Блазио с его столь специфической революционно-латиноамериканской окраской. Но от них здесь мало что зависит. Нью-Йорк по-прежнему город эмигрантов, но когда я принимал гражданство, среди трехсот человек, находившихся в зале, белых было не более сорока. А остальные, как правило, голосуют за демократов», — рассказал эмигрант из Донецка Юрий Кирпичев.