Армения — страна глобальных ценностей и таких же вселенских проблем. Первое в мире христианское государство сохранило собственную церковь, но потеряло 9/10 территории. Здесь памятников истории на квадратный километр больше, чем где бы то ни было, но 7 из 10 млн армян живут за пределами страны. При этом в Армении нет выхода к морю, нефти и газа, две страны-соседки из четырех — ее враги, а треть населения страны живет за чертой бедности.

— Поэтому мы всегда хотели и в ТС, и в ЕС, — объясняет ситуацию влиятельный чиновник из правительства Армении. — И сейчас хотим.

Когда «и-и» не получилось, пришлось выбирать.

Подробнее Страны Таможенного союза приняли решение о присоединении Армении

ДОЛГАЯ ПАМЯТЬ КАВКАЗА

В Армении — сезон хаша. По-нашему — горячего холодца. Под это традиционное для армян блюдо пьем водку. Во-первых, потому что еда жирная. Во-вторых, в знаменитой коньяком Армении вообще по большей части пьют беленькую.

Армянский фастфуд: шашлык вместо гамбургера. Фото: Андрей Коновалов

— Коньяк — по торжественным случаям, да и доступен он не всем, — объясняет ереванский журналист Арман. — Бутылка самого недорогого, но фирменного коньяка стоит от 10 долларов. А у нас треть населения живет на пособие в 40 долларов.

Я киваю — даже на среднюю зарплату в 285 долларов хватит не более чем на полтора ящика. Впрочем, несмотря на то, что жизнь простого армянина не сахар, заливаться алкоголем здесь не принято. В советское время был вытрезвитель, да и тот закрыли — из-за отсутствия клиентов.

— А газ? — переходит Арман на больную для армян тему. — У нас центрального отопления нет, и многие в Ереване поставили двухконтурные котлы. Зимой выходит и по 200 долларов с квартиры. В селе легче — там топят дровами и гонят самогон, вино и коньяк.

Весной топ-темой армянских кухонь стало повышение цен на газ. Российско-армянскую дружбу оно не пошатнуло, но осадок у армян остался.

— А продажа Россией Азербайджану оружия на 1 млрд долларов — это что, дружба? — в лоб задает мне вопрос оппозиционный депутат Теван Погосян. — Система «Смерч» и танки предназначены не для обороны. При этом азербайджанские власти не скрывают, кто их враг. Убийцу нашего офицера в Венгрии сделали героем.

— Если Россия такая ненадежная, то что мешало НАТО и ЕС заменить Россию в геополитическом раскладе Закавказья? — спрашиваю армянского сторонника евроинтеграции Карена Бекаряна.

— Грузия на них надеялась в войне с Россией. И мы надеялись, что Турция как член НАТО и свободной экономической зоны ЕС откроет границы для транзита армянских товаров. И что получили? Они ничего не смогли сделать,— признает он.

Между тем на Кавказе историю помнят и делают выводы. В 1992 году шла война за Нагорно-Карабахскую республику между армянами и азербайджанцами. Турция, чтобы помочь единоверцам, подтянула к Армении войска. «Если хоть один солдат пересечет границу, то это будет объявлением войны и нам», — пригрозил туркам министр обороны России. Тогда войска отвели. Помнят в Армении еще и то, что в 20-х годах прошлого века тянули с советизацией и в одиночку вели войну с Турцией. В результате потеряли свой символ — горный массив Арарат. От него в самой Армении остались теперь только одноименный коньяк, пиво, футбольная команда и подножие гор.

Для защиты Карабаха: армянская диверсионная винтовка. Фото: Андрей Коновалов

«Только Россия может нам гарантировать безопасность и отсутствие войны, - говорит источник в Администрации президента Армении. - А после всего того, что было с армянами в 20 веке, это для нас ключевой вопрос. Поэтому мы хотим сотрудничать и с ЕС, и с Россией, но если нужно выбирать, то конечно же выберем Москву».

БРЕНД ИТАЛЬЯНСКИЙ — ДВЕРЬ АРМЯНСКАЯ

Ереван пьянит золотой осенью и с непривычки нехваткой кислорода. Столица Армении находится на высоте более километра над уровнем моря.

Как призрак евроинтеграции мимо нас проходят немцы и французы. Туристы из Европы скупы. Но их количество растет как на дрожжах. Страна зарабатывает на туризме реальные деньги. Плюс вливания европейских организаций на демократизацию. А сотни млн евро допдоходов в бюджет и дешевые кредиты от ЕС? Такие перспективы эксперты рисовали Армении уже после подписания Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Впрочем, ее не будет. Но европейцы сделали вид, что не обиделись. Мол, понимают, выбора не было.

— А куда еще, как не в Таможенный союз?! — удивляется на английском языке с иголочки одетый европейский бизнесмен. С французским бизнесменом армянского происхождения Арой Кусейва мы ведем светскую беседу о мотивах армянской ориентации на Таможенный союз. — В нынешней ситуации Россия может дать Армении намного больше, чем Европа.

Например, 1,5 млрд долларов, которые работающие в России 2 млн армян пересылают ежегодно родственникам в Армению. И столько же привозят в карманах. Для страны, треть населения которой живет за чертой бедности, а доходы бюджета не превышают 2,5 млрд долларов, это колоссальные деньги.

— Кроме того, российский рынок — бездонный, — называет еще одну причину любить Таможенный союз предприниматель Гагик Бишарян. На окраине Еревана его компания производит элитные двери. За 2–8 тыс. долларов США их разбирают в России как горячие пирожки. Продается наш товар и в Польше, и в Италии. — Но рынок ЕС поделен и закрепиться на нем самостоятельно практически невозможно. Например, компания заказывает у нас двери, но производителя просит не указывать — ставит свою марку.

МЕЧТЫ — НА ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ, А ДОРОГИ — НА ПЯТЬ МЕТРОВ

Вазген Сафарян — председатель Союза отечественных производителей Армении. Говорит, что в последние годы объем экспорта в Россию и ЕС примерно одинаков: «Но, как говорил классик, разница есть. Если в Европу мы поставляем медь, золото, серебро и прочее сырье, то в Россию — фрукты, продукты питания и товары перерабатывающей промышленности. А если вступим в свободную зону торговли с ЕС, то кому наши сельхозпродукция и обувь будут нужны? А коньяк? В Европе продают 1 тыс. бутылок, в России — 11 млн литров.

Ввозные и экспортные пошлины — обратная стороны медали вступления в ТС. Но армянские производители говорят: «Так же даже лучше! Вот пример. Сейчас наши сахарозаводы работают на завозном тростнике. Но, когда он подорожает, станет выгодно выращивать собственную свеклу. Сейчас мы экспортируем кожу, а когда придется продавать внутри страны, то производство обуви вырастет на 5 миллионов пар, которые мы продадим в России. Вот вам и подъем собственного производителя, новые рабочие места и доходы».

При этом у Армении нет границы со странами ТС и транспортный коридор один на все рынки — идет по дорогам Грузии и далее по Черному морю. Поэтому мечты о небывалом росте экспорта пока приходится втискивать в пятиметровую ширину армянско-грузинской дороги. Но это временно, уверяют в Ереване. Страна строит настоящий Шелковый путь. Новая трасса длиной 556 км свяжет ее соседей Грузию и Иран, по сути — Персидский залив и Черное море. Так зажатое в блокаде государство готовится стать и новым транзитным коридором. А что будет, если соединить Армению и Иран железной дорогой, починить армянский отрезок до Грузии и открыть абхазский участок в Россию? В Ереване сегодня задумываются и об этом. А россияне уже намекнули, что армянский участок берут на себя.

Герои «Мимино» в Дилижане, где «вторая по чистоте вода в мире». Фото: Андрей Коновалов

НЕБЕСПЛАТНОЕ ПЛЕЧО ТОВАРИЩА

Впрочем, у Ирана — санкции США, у Грузии — осетино-абхазский спор с Россией, а эффективность российских инвестиций в Армению сегодня многие ставят под вопрос.

— Во время энергетической блокады конца 90-х Россия нас спасла. Расконсервировала АЭС и подбросила газа для ТЭЦ. Но отнюдь не бесплатно. За долги россиянам отдали все энергоснабжающие компании, предприятия точного машиностроения и железную дорогу. Говорят, что вкладывают на 10 миллионов долларов, а мы же не слепые, видим, что делается на миллион, а остальное уходит в чьи-то карманы в РФ, — горячится депутат Теван Погосян.

— Мы и идем в Таможенный союз не для того, чтобы поднимать тосты о дружбе, а решать вопросы эффективности и инвестиций, — парируют в Администрации президента Армении.

В любом случае блокада вынуждает экономику страны перестраиваться — уходить от энергоемких производств, а взамен, например, развивать сферу информационных технологий. По объемам она уже сравнялась с добывающей промышленностью. Но это — удел молодых. А что ждет 40- и 50-летних? Рабочие места на восстановленном производстве после вступления в ТС, говорят в правительстве.

— Кроме того, в Таможенном союзе идет интеграция народного хозяйства. И мы понимаем, что случится, если мы будем вне, — объясняет премьер-министр Армении Тигран Саркисян.

В этом случае не помогут даже инвестиции богатых западных диаспор. Во-первых, потому что они уже и так немало вложили в культуру и образование. Во-вторых, деньги должны приносить прибыль, а Армения — слишком маленький рынок. Другое дело, попасть через родину на рынок России, Беларуси и Казахстана. Этого хотят сегодня и армяне, живущие по ту сторону океана.

Диаспора строит католикосу новую резиденцию. Фото: Андрей Коновалов

ПОСАДИЛИ ПЕНСИОННЫЙ ФОНД — ВЫРАСТУТ ЗАРПЛАТЫ

Сегодня можно часами гулять по ночным улицам Еревана без опаски, а на каждого гонщика-мажора всегда найдется своя машина ГАИ. Хотя, например, в конце 90-х в Армении почти вся экономика была в тени, купить можно было почти любого чиновника, а бандитские разборки на улицах стали частью ночной жизни Еревана.

— Но в какой-то момент все поняли, что страна катится в никуда и надо что-то делать, — рассказывает журналист Арман. — Тогда общество и сама власть стали самоорганизовываться.

В стране исчезла война кланов, в государстве начались реформы, и в этом Армении серьезно помогли европейцы.

— Сейчас слово «олигарх» — обидное в Армении. Богатые армяне ведут бизнес легально и соревнуются в социальных проектах. Другое дело, что не со всеми вредными привычками они готовы расстаться по собственной воле.

Глава угрозыска, главный полицейский Еревана, главный гаишник страны, начальник судебного департамента Армении и все руководство пенсионного фонда Армении — последние «жертвы» борьбы с коррупцией. И это не показуха, говорят знающие люди. Например, в том числе за счет вычищения из пенсионных списков мертвых душ пенсии и зарплаты госслужащим поднимут в следующем году на 40%.

А еще государство оплачивает обучение талантов в ведущих вузах мира, а молодым ученым, журналистам и деятелям искусств строит дешевые ипотечные квартиры.

— Я считаю, шесть домов картины не делают, а десяток наказанных чиновников систему не меняют, — возражает депутат Теван Погосян. Реформы идут медленно.

А зачем они вообще нужны, если рабочих мест много больше не становится, а зарплата не растет так, как хотелось бы, рассуждают простые армяне. Они устали от многолетней блокады. А когда человек устал, его трудно чем-то удивить. В таких случаях выручает лишь юмор, а армяне шутить умеют.

ЮМОР ЖИТЬ ПОМОГАЕТ

Карен Казарян — президент лиги КВН Армении и член первой армянской команды — чемпиона СНГ «Ерми». Он рассказывает, как юмор армянам жить и выживать помогает: «В советское время в Армении был дефицит товаров и их продавали втридорога из-под полы. Поэтому и анекдоты были бытовыми. Например, как ереванцы под присмотром агентов КГБ пишут своим родственникам в Сан-Франциско о жизни в Армении: «У нас все отлично! На три рубля можно купить слона. Но зачем нам слон, если можно добавить сорок и купить курицу». Потом были спитакское землетрясение и война в Нагорном Карабахе. Поэтому юмор был черным, но смешным. Причем придумывали анекдоты сами участники событий, чтобы снять напряжение: «Пациент, у меня есть две новости. Плохая: взрывом вам оторвало ноги. Хорошая: есть покупатель на ваши ботинки!»

Когда Армения оказалась в энергетической блокаде и света в квартирах не было сутками, ереванцы научились бросать из окон провода на уличные линии электропередач (в таком случае лампочки зажигались): «Подняли рюмки в одной комнате. Когда свет выключился, перешли в другую и выпили. Когда и в этой комнате свет погас, перешли в третью и закусили. — Что происходит? — спрашивает гость. — К светофору подключились!»

Хитом этого года стал анекдот, как голые мужики, согнувшись, стоят по всем улицам города. — Зачем? — спросил их репортер. — А вы не знали? У нас голубые объявились! Ставим капканы!» Так народ отреагировал на принятие гендерного закона, когда Армения еще евроинтегрировалась и перешивала законодательство под стандарты ЕС. Документ этот вызвал неоднозначную реакцию и немало поспособствовал крену армян в сторону ТС.

— В Армении, где национальная церковь — часть идентификации каждого армянина, нельзя было принимать закон, по которому пол человека не то, что ему дано с рождения, а то, что он сам может выбирать, — говорит Арман.

ХРАМ ХРИСТИАНСКИЙ —

ДЕНЬГИ ИСЛАМСКИЕ

Когда арабский шейх дал деньги на реконструкцию средневекового монастыря Агарцин, то в Армении этому никто не удивился. Потому что, например, в Тегеране есть армянский клуб, где мужчины пьют вино, а женщины ходят в мини. Другим такое с рук не сошло бы. Но сами иранцы летят в Ереван, чтобы позволить себе такую, по исламским меркам, разнузданность. А на армян закрывают глаза. Так как они всегда жили на пересечении интересов могущественных цивилизаций, то научились с ними не просто сосуществовать, а дружить и даже выбивать себе блага привычной жизни.

Монастырь Агарцин. Фото: Андрей Коновалов