Самой удивительной новостью о катастрофе в Казани стало то, что один из бортовых самописцев («черный ящик») оказался пустым. Второй, фиксирующий параметрические данные (все, что происходит с самолетом — показания приборов, работу двигателей и т. п.), уже частично расшифрован. В Межгосударственном авиационном комитете (МАК) говорят, что кассета с записью переговоров на борту могла вылететь от удара, и ее ищут среди обломков самолета. Пилоты, с которыми пообщались «Вести», говорят, что в их практике не случалось такого, что «черный ящик» мог повредиться настолько, что из него вылетела кассета с записью. «Даже при более сильных столкновениях самописцы находили, и они были в исправном состоянии. «Черный ящик» не мог быть пустым, его очень сложно повредить», — рассказал нам бывший военный летчик Евгений Сердюк.

Трагедия В казанской авиакатастрофе погибла украинка

НЕ ХВАТИЛО ОПЫТА

Часть данных самописца с параметрическими данными обнародовал МАК. Из них следует, что пилоты пытались посадить самолет в ручном режиме, отключив автопилот (так он обычно и сажается, объяснили «Вестям» эксперты). Затем сообщили о непосадочной ситуации и пошли на второй круг. На высоте 700 метров самолет начал пикировать вниз и на очень высокой скорости врезался в землю под углом в 75 градусов. «Уход на второй круг — стандартная процедура, которая отрабатывается до рефлексов. И выполнять ее проще, чем, например, заход на посадку. Судя по тому, как они быстро набрали высоту в 700 метров, они могли слишком высоко задрать нос, и началось падение скорости. Они начали исправлять ситуацию. А вот почему потом они ушли в пике, неизвестно. И почему не вывели из него — тоже. Сделать это было еще реально, я не понимаю, почему пилоты не заметили, что летят в землю, да еще и на такой высокой скорости. Думаю, было что-то еще... Возможно, их что-то или кто-то отвлек от управления», — рассказал «Вестям» пилот Сергей С., попросивший не указывать его фамилию. Он несколько лет летал на Boeing 737-500 авиакомпании «Аэросвит» — таком же, который разбился в Казани. Из данных, обнародованных МАК, следует, что отказа систем самолета не было, двигатели работали нормально.

Видео Самолет в Казани падал вертикально​

А вот опыт экипажа оставлял желать лучшего. Командир судна Рустем Салихов пилотом стал три года назад и налетал 2739 часов, а командиром экипажа — 510 часов. «Три года — очень мало для командира. У нас, чтобы пересесть в кресло командира экипажа, нужно было отлетать вторым пилотом минимум четыре года», — рассказал нам бывший пилот «Аэросвита». У второго пилота Виктора Гуцула налет менее 2000 часов, до 2012 года он летал бортинженером. И оба впервые выполняли уход на второй круг в реальной ситуации.

УЧИЛСЯ В УКРАИНЕ

Интересно, что Рустем Салихов закончил в 1991 году Кировоградское летное училище. Его сокурсник Владимир Цуканов не верит, что причиной аварии стала неопытность Рустема. «Мы окончили факультет воздушной навигации. Где-то в 1990-х годах штурманов переучивали на пилотов на «Боингах». Это не запрещено! Мы знали всю летную теорию еще с академии, просто практики изначально было чуть меньше. А теорию изучали одинаково — что штурман, что пилот. Это ж не стюардесса, которая вдруг стала пилотом. Салихов налетал штурманом 7–8 тысяч часов, а это очень прилично! Пилотом он налетал 2,5 тысячи часов, и это тоже нормальный налет, потому что когда у летчика 6000 часов налета, то он уходит на пенсию как пилот, а не штурман». По словам Владимира, у Салихова не было красного диплома, но учился он хорошо. «Все было очень строго: если не успевал — отчисляли. И если по каким-то предметам можно было то тройку, то пятерку получить, то полеты надо было обязательно сдать на «отлично».