В Турции уже восьмой день продолжаются протесты с требованием отставки главы правительства Реджепа Тайипа Эрдогана. Вчера появилась первая жертва: 20-летнего Мемета Айвалитаса сбила машина такси, которая врезалась в толпу демонстрантов. Смерти, о которых говорили ранее правозащитники, не подтвердились, но несколько протестующих находятся в реанимации в критическом состоянии.

ПАРК ПРЕТКНОВЕНИЯ

Уже очевидно, что протестные настроения нарастали исподволь. "Правительство, сформированное Партией справедливости и развития, которую возглавляет Эрдоган, провела серьезные реформы, но этого оказалось недостаточно", — говорит старший научный сотрудник российского Центра международной безопасности Владимир Сотников. Разгон экологов, требовавших остановить застройку старинной площади Таксим, стал последней каплей. "На этом этапе протест больше, чем просто парк. Ситуацию уже не разрешить простым заявлением правительства. Мы будем оставаться здесь, на площади Таксим, даже если полиция вернется", — заявил изданию The Wall Street Journal 21-летний студент факультета архитектуры Умут из Стамбула. "Наше главное требование — Эрдоган должен уйти. Мы собираемся в центре города вечером. Полиции пока нет, но я думаю, она вернется. Для них Эрдоган — царь и бог, они жестоко бьют каждого, кто скажет хоть что-то против него", — сказал "Вестям" участвующий в протестах в третьем по величине городе Турции Измире 30-летний Арча Узгюр. Свои слова о жестокости полиции он подкрепил видеороликом:

Вчера к протестующим решили примкнуть госслужащие. Они поддержат демонстрантов двухдневной забастовкой, которая начинается во вторник, в 9:00 по киевскому времени. Участники забастовки будут одеты во все в черное в знак солидарности с пострадавшими от полицейской жестокости.

НЕСГИМАЕМЫЙ ЭРДОГАН

Пока турецкий премьер позволил себе лишь одно послабление для демонстрантов — признал чрезмерную жестокость полиции, после чего она покинула Таксим. В остальном он дает понять, что на поводу у демонстрантов не пойдет. Он сказал, что акции спровоцировали радикалы и экстремисты, за которыми могут стоять иностранные силы. И, мол, турецкая разведка уже начала поиск вероятных подстрекателей из-за рубежа. А на недовольство ЕС и США жестокостью полиции он ответил советом "сперва самим надо научиться сдерживать себя". А вот его однопартиец и, как уверяют эксперты, ближайший конкурент за лидерство в правящей партии, президент Абдулла Гюль отреагировал на удивление мягко. "Воля народа выражается в выборах. Но демократия — это не только выборы. Это еще возможность выражать свои мысли и высказывать возражения разными способами. И мирные демонстрации — это часть демократии. В этом смысле события последних дней я рассматриваю в этих рамках. Это послание я принимаю как высказанное с благими намерениями", — сказал он вчера.

"У турецких властей есть два пути, как справиться с протестным движением, — считает Владимир Сотников. — Можно пойти по пути репрессий. На них ответят еще большими протестами. Есть риск, что ими могут воспользоваться радикальные исламисты, которые в последнее время стали поднимать голову. Второй путь — попытаться договориться мирно и переизбрать премьер-министра".

ЭКОНОМИКА ПОД УДАРОМ

За десять лет правления Эрдогана ВВП Турции вырос вчетверо. Вырос валютный резерв, и страна даже давала кредит МВФ. Из-за протестов пошел вниз курс турецкой лиры, началась паника на местной бирже — инвесторы распродают турецкие ценные бумаги. Экономисты прогнозируют, что если протесты утихнут, ситуация нормализуется. Если же нет — Турцию ждут убытки. Впрочем, протестующие считают, что негативные ожидания для экономики сыграют им на руку. "У нас много зарубежных инвестиций. И если иностранцы начнут выводить деньги из банков, это будет серьезной проблемой для правительства. Ждать нельзя, им придется пойти на наши требованиям", — сказал "Вестям" участник протестов Арча.

ПРОСЯТ НЕ ЕХАТЬ

Вчера украинский МИД рекомендовал украинцам в ближайшее время воздержаться от поездок в Турцию. Особенно дипломаты советуют избегать мест скопления демонстрантов и не посещать Стамбул, Анкару, Анталию, Измир, Эскишехир, Муглу, Конью, Ялову и Болу. Тем не менее туроператоры говорят, что украинцы не спешат отказываться от отдыха.

"Если бы ситуация была критической, наши партнеры в Турции уже известили бы об этом. Беспорядки утихают, туристов они не касаются. Турция сейчас — это только горящие путевки, так что торопитесь, их быстро разметают", — сказала нам менеджер одной из ведущих турфирм. Правда, Ассоциация лидеров турбизнеса заявила, что, прислушавшись к рекомендациям МИД, ее участники приостановили экскурсии в перечисленные дипломатами города. "Турция тратит большие деньги на развитие туризма, и правительство не допустит, чтобы были неудобства для туристов", — считает руководитель Всеукраинской ассоциации туроператоров Игорь Голубаха.

МНЕНИЕ ЭКОНОМИСТА. Протесты грозят кллапсом

Революция в Турции грозит стране серьезным экономическим спадом, а в худшем случае — коллапсом, сказал "Вестям" украинский экономист Михаил Кухар. "Страны "арабской весны" потеряли от 25% до 60% своего экономического роста. То, что они зарабатывали тяжелым трудом, горбатясь на своих курортах предыдущие 20 лет, можно потерять за год. Деньги просто отхлынут из охваченной революцией или воюющей страны. Стоило ли это того, чтобы пролить реки крови и отбросить страну в развитии на 20 лет назад, в 1993 год? При этом ноль идей, на что (именно на что, а не на кого) они хотели бы сменить Эрдогана. А ведь других "идей" у них, по-моему, нет. А у тех, кто говорят, что это протесты городской молодежи, протестующей против ползучей исламизации, я спрашиваю: почему же они жгут "старбакс" и брендовые магазины?"

МНЕНИЕ ПОЛИТОЛОГА. Ситуация в Турции напоминает Россию

Российский политолог Сергей Марков написал на страничке в Фейсбуке, что ситуация в Турции немного напоминает политические расклады в России. "Премьер-министр Раджеп Тайип Эрдоган всегда был лидером, а президент Абдулла Гюль — вторым. По конституции сейчас первый номер — за главой правительства, но конституция уже точно меняется, и первым номером с реальной властью будет президент. Ясно видно, что Эрдоган хотел бы теперь избраться президентом, а Гюль — остаться президентом, теперь уже с реальными полномочиями. Эрдоган — это как Путин, а Гюль — как Медведев. Нынешний президент более умеренный и больше устраивает оппозицию. И он не так крут, как Эрдоган, который даже сидел в тюрьме за свои происламистские убеждения. Оппозиция его меньше боится, и, возможно, Гюль покажется турецкому обществу более подходящим лидером".