В новом составе Европарламента будет больше всего противников курса на объединение во всей его истории. Если критики евроинтеграции не перессорятся между собой и объединятся, они смогут стать третьей силой в главном парламенте Европы.

АРИФМЕТИКА

В старом составе у евроскептиков была своя крохотная фракция — «Европа за свободу и демократию». В ней числится 31 депутат — представители партий крайне правого толка из Финляндии, Дании, Польши, Италии, Греции, Болгарии и других стран. Рулит там Партия независимости Великобритании (UKIP) во главе с Найджелом Фараджем. К ним можно добавить еще десяток внефракционных депутатов: лидера венгерского «Йоббика» Белу Ковача, французского «Национального фронта» Марин Ле Пен и ее одиозного отца Жан-Мари Ле Пена. Серьезного влияния на политику Евросоюза они не имели, оставаясь маргиналами, но теперь ситуация может измениться. Евроскептикам достанется от 95 до 100 мест. Всего в Европарламенте 766 депутатов. Большинство осталось у консерваторов из Европейской народной партии, но их количество сократилось с 274 до 213.

Вторая по величине фракция «Социалисты и демократы» сохранила позиции — у них 190 депутатов, это всего на 9 человек меньше, чем было в старом составе. Все решения Европарламента принимаются путем компромисса этими двумя группами. Не потерять контроль окончательно им помогла явка: она, вопреки прогнозам, оказалась не ниже той, чем была на выборах в 2009 году — 43,9%. Конечно, влияние Европарламента на политику ЕС по сравнению с другими его органами слабенькое. Но нынешнее голосование многие политобозреватели рассматривают как репетицию выборов в национальные парламенты. И нынешние результаты — это симптом недовольства политикой Евросоюза среди его жителей, которую вызвала растущая безработица (особенно среди молодежи), урезание социальных льгот и другие симптомы кризиса.

ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ

Главные сенсации на выборах принесли Франция и Великобритания. «Нацфронт» Марин Ле Пен набрал 24,8% голосов и оставил позади правоцентристов и находящихся у власти социалистов. В Великобритании — аналогичная ситуация. Там победил лидер UKIP Найджел Фарадж, обойдя и правящих консерваторов, и лейбористов. Для обеих стран ситуация беспрецедентная. Их победу зарубежные СМИ называют политическим землетрясением. «Нацфронт» получит 24 евродепутата вместо четверых, которые были у него после предыдущих выборов. В их числе останется и Жан-Мари Ле Пен, который недавно заявил, что смертельная болезнь эбола может стать лучшим природным средством против нелегальной миграции.

«Люди в нашей стране больше не хотят, чтобы ими управляли извне, не хотят, чтобы им навязывали законы, за которые они не голосовали, не хотят подчиняться еврокомиссарам, которых они не выбирали напрямую», — прокомментировала итоги голосования Марин Ле Пен. У Фараджа будет 23 места вместо 8. «До сих пор евроинтеграция, нравилось нам это или нет, казалась неизбежной. Сегодня этой неизбежности был положен конец!» — заявил он. Кстати, Фарадж регулярно критикует позицию США и ЕС по Украине, утверждая, что они помогли совершить в нашей стране государственный переворот.

Ле Пен обещает еще лучше выступить на выборах президента 2017 года.Фото: Reuters

РАДИКАЛЫ

От Греции в Европарламент впервые попадут трое греческих радикалов из «Золотого рассвета». Британская газета The Guardian называет их самой ультраправой партией на континенте и нео-нацистами. А вот венгерский «Йоббик» не смог совершить прорыв: у него как и прежде останется всего трое евродепутатов. Также в Европарламенте будут правые из Польши, Австрии, Бельгии, Нидерландов и Дании.

ОТНОШЕНИЯ С РОССИЕЙ

Многие из празднующих сейчас победу евроскептиков не раз критиковали введение санкций против России и политику Евросоюза в отношениях с Москвой в целом. А Марин Ле Пен и Найджел Фарадж не раз делали комплименты российскому президенту Путину. Впрочем, существенного влияния на политику ЕС в отношении РФ они оказать не смогут, сказал «Вестям» немецкий политолог Андреас Умланд: «Никакого изменения позиции не будет. Радикальные партии могут объединиться, но все равно будут слишком слабыми». Российские эксперты не так категоричны. «Изменения, которые произошли в Европарламенте, будут использованы, чтобы, если не изменить ситуацию в корне, то хотя бы развернуть ее лицом к интересам европейского бизнеса, который страдает из-за санкций против России», — говорит московский политолог Алексей Мухин.