Столица Ливии — город Триполи — полностью перешла под контроль группировки «Рассвет Ливии». Ее ядро — ополченцы-исламисты из города Мисурата (см. ниже карту). 20 октября исполнится три года, как был убит Муаммар Каддафи. Революционеры, сражавшиеся с его армией при поддержке Франции, США и других западных стран, сегодня воюют между собой. В стране два парламента и два премьер-министра. Но, что парадоксально, удалось наладить стабильные поставки нефти и увеличить ее добычу.

БЕЗВЛАСТИЕ

За три года здесь не появилось власти, способной контролировать всю страну. По сути, Ливия разделена на несколько зон, которые контролируются различными хорошо вооруженными группировками. Разобраться в заварившейся каше непросто. К примеру, бойцы из Мисураты поддерживают «Братьев мусульман» и других исламистов. Эта группировка выполняла, в числе прочего, функции милиции — их включили в структуру МВД как независимое подразделение. Пять недель они вели бои за столицу с ополченцами из Зинтана. Эти были на зарплате у минобороны, которое поручило им охрану аэропорта в Триполи. Зинтан известен еще тем, что в тамошней тюрьме сидит старший сын Каддафи — Сейф аль-Ислам.

ГЕНЕРАЛ ПРОТИВ ОПОЛЧЕНЦЕВ

Мисуратские бойцы сожгли аэропорт в Триполи, разграбили много домов, несколько отелей и резиденций членов правительства. Сражавшимся с ними ополченцам из Зинтана не помогла даже военная поддержка генерала Халифа Хафтара. Он окопался с лояльными ему армейскими подразделениями возле Бенгази и воюет за город с исламистами, прежде всего с группировкой «Ансар аль-Шария». Именно она в 2012 году напала на американское посольство в Бенгази. Тогда был убит посол США Кристофер Стивенс и еще двое сотрудников дипмиссии.

ГЛАЗАМИ УКРАИНЦА

«Сейчас Бенгази — под контролем военных и здесь спокойно. Боевые действия ведутся за городом, мы слышим только отголоски, — рассказал «Вестям» медик из Винницы Андрей, уже три года работающий по контракту в Бенгази. — Но различные ранения — осколочные, пулевые — мы оперируем уже много месяцев подряд. И конечно, ночью по городу лучше не ходить». По его словам, условия жизни нормальные, хотя иногда отключали свет. Продукты подорожали на 50–70 копеек, если перевести на наши деньги. Зарплату платят стабильно, но международный трансфер не работает уже два месяца — и перевести деньги за границу невозможно.

У Хафтара, несмотря на поддержку армии, не хватает сил, чтобы переломить ситуацию в стране. Ополченцы хорошо вооружены, у них есть даже «Грады». Генерал надеется на помощь извне. Возможно, она будет. Недавно по позициям мисуратских ополченцев в аэропорту Триполи нанесли авиаудары самолеты, которые, как утверждают в США, принадлежат ОАЭ. Для атаки они использовали авиабазы в Египте. В Каире обеспокоены хаосом в соседней стране. И в перспективе Египет страна может оказать военную поддержку Хафтару, если получит согласие западных партнеров. Это было бы логично: Ливия очень скоро может стать новым плацдармом для боевиков «Исламского государства», уже захватившего треть Сирии и четверть Ирака.

НАШИ ПЛЕННИКИ

Переговоры по поводу освобождения из ливийской тюрьмы четверых украинцев и одного белоруса продолжаются. Об этом «Вестям» сообщил протоиерей Захария Керстюк, который постоянно навещает наших узников. На днях домой из трехлетнего плена в Ливии вернулись 23 человека.

Один из них, 62-летний Анатолий Козлов, умер прямо во время эвакуации из тюрьмы в Триполи. «Там, в районе этой тюрьмы, где их держали, начался бой, их должны были начать эвакуировать, и моему мужу стало плохо. Ливийцы, несмотря на бой, все равно вызвали скорую. Она приехала, мужа везли в госпиталь, и он умер по дороге», — рассказала нам жена Анатолия, Валентина. Украинцев освободили через полтора месяца после этого, и  Валентина Козлова  ждала еще 40 дней, чтобы ей вернули тело мужа. «Мне его вернули только благодаря одному из врачей в госпитале. А вообще, огромное спасибо протоиерею Захарии Керстюку — он бросил все, приехал в Одессу отпевать моего мужа. И вообще, все эти три года он, в отличие от украинских дипломатов, нам очень помогал. Он поддерживал и нас здесь, в Украине, и наших мужчин в Ливии, если бы не он - я вообще не знаю, чем бы это все закончилось», — говорит Валентина. Она рассказывает, что на самом деле была возможность освободить пленников еще в 2012 году: "Тогда ливийская сторона несколько раз предлагала освобождение, но посольство Украины в Ливии бездействовало. За все три года плена посол Николай Нагорный всего лишь три раза приезжал к пленным."

По ее словам, к пленным в Ливии относились достаточно хорошо. «Их неплохо кормили, при надобности предоставляли медпомощь, разрешали общаться с родными даже через телефоны тюремщиков», — вспоминает Валентина. Она говорит, что пятерых оставшихся в тюрьме пленных не освободили потому, что их удерживает другая группировка ливийцев. «Там, видимо, все сложнее», — добавила Валентина.

Мама одного из вернувшихся узников, Дмитрия Писаренко, рассказывает, что после возвращения не узнает своего сына. «Ему явно нужна медицинская помощь — у него, как и у них всех после трех лет в тюрьме без надежды вернуться домой, явные проблемы с психикой. Это выражается во всем — в поведении, высказываниях, жестах. Он никогда таким не был, и это страшно», — сказала нам мама Дмитрия Зинаида Григорьевна.