На этой неделе Республика Кипр подписала соглашение о присоединении к американскому режиму сбора налоговой информации (FATCA, «Закон о соблюдении налоговых требований по зарубежным счетам»). Закон обязывает раскрывать информацию о зарубежных активах американских налогоплательщиков. То есть кипрские финансовые институции будут предоставлять сведения о своих счетах своим налоговым органам, а те в свою очередь — налоговой службе США. Несмотря на то, что в целом FATCA направлен на борьбу с уклонением от уплаты налогов именно американскими плательщиками, у которых есть счета за границей, этот факт будет иметь последствия и для всех других лиц (в частности украинских), которые не являются налоговыми резидентами Соединенных Штатов.

По словам старшего юриста МЮФ Baker & McKenzie Андрея Никифорова, прежде всего под контроль налоговой службы США попадут операции американских компаний украинских промышленно-финансовых групп (их «дочки» за океаном) с использованием банковских счетов на Кипре. «Если клиент откажется предоставить дополнительную информацию, которая поможет финучреждению удостовериться в его налоговой принадлежности, то кипрские финансовые институции будут вправе рассматривать такой банковский счет как открытый на имя налогового резидента Штатов, с применением к нему соответствующего налогового режима», — сказал он «Вестям».

Кроме того, придется осторожнее относится к открытию совместных счетов на Кипре. «Совместный счет, одним из собственников которого является американский налогоплательщик, для целей FATCA будет рассматриваться как счет, открытый на имя налогового резидента США, несмотря на наличие второго собственника», — пояснил нам Никифоров.

Более того, считает управляющий партнер юридической фирмы «Лавринович и партнеры» Максим Лавринович, если у американского правительства возникнет желание распространить свои налоговые нормы на какую-либо украинскую компанию, то они всегда могут это сделать. Поскольку, все долларовые расчеты, так или иначе, проходят через Bank of New York Mellon, то есть через территорию США.

«Таким образом, можно «зацепить» любого торговца, осуществляющего расчеты в долларах.

Причем, включение «американской юрисдикции» может случиться, благодаря чему угодно, что юридически относится к Соединенным Штатам. Например, использование американского мобильного номера телефона, как это было в известном случае с расследованием против Дмитрия Фирташа», — отметил в разговоре с «Вестями» Лавринович.

Какие последствия

Пока единственным явным последствием новаций станет повышение стоимости содержания компаний на острове. «Кипрские финансовые учреждения должны будут внедрить дополнительные инструменты идентификации клиентов, что, скорее всего, повлияет на увеличение их расходов и, соответственно, стоимости их услуг, а также скорость работы», — спрогнозировал Андрей Никифоров.

В Украине в начале декабря также активизировалась законотворческая борьба с Кипрским офшором: уже зарегистрированы сразу два законопроекта (№0001, и №0001-1) о денонсации соглашений об избежании двойного налогообложения, которые, по мнению авторов, позволяют беспрепятственно выводить капиталы украинских компаний за границу.

Но, по мнению Максима Лавриновича, такой законопроект даже не будет рассматриваться. В первую очередь потому, что Кипр — член ЕС и юридически не является офшором. «Налоги там действительно ниже, чем в Украине, но выше, чем в соседней Болгарии. В частности, налог на прибыль на Кипре 12,5%, а в Болгарии немногим более 10%», — объяснил он «Вестям» и отметил, что с таким же успехом можно назвать офшором Голландию или кантон Цуг в Швейцарии. Кроме того, на Кипре защита собственности значительно выше, чем в Украине. «В Украине не редки случаи, когда компании меняют своих собственников вопреки воле последних», — поясняет юрист.

Более того, юристы уверяют, что работа через Кипр с одновременным сокращением экспортных операций через классические офшоры (Британские Виргинские о-ва, Сент-Винсент и Гренадины) сейчас свидетельствует о том, что бизнес начал «отбеливаться», организуя промежуточную компанию в хорошей юрисдикции.

«В глазах большинства украинцев Кипр до сих пор имеет репутацию офшора, через который из Украины уводят деньги. На самом деле это давно уже не так. И действующая конвенция не делает Кипр налоговым раем», — заверил Максим Лавринович. А для вывода денег из страны существуют другие методы, которые привлекают гораздо меньше внимания фискальных органов. «На самом деле деньги выводятся за границу без их физического движения через границу, в том числе на офшорные счета. И официальная статистика это не может учитывать», — говорит Лавринович.

Самый известный из способов — это когда компания обращается к посреднику, у которого за границей есть деньги на счету и перечисляет средства в Украине на его счет, а с заграничного счета посредника деньги уходят в офшор (за вычетом комиссии посредника, как правило, это 5%).

На деньги, которые остались у посредника на счету внутри страны также будет спрос от тех, кто хочет завести в страну наличность из-за рубежа. Именно с такими схемами борется весь мир, в том числе и США, но юридически к ним очень сложно трудно подкопаться.