В российских СМИ снова появилась утечка информации из правоохранительных структур, которая сводится к тому, что убийство Немцова имеет «украинский след» и заказчиком был командир батальона имени Джохара Дудаева Адам Осмаев. Об этом уже писала ранее газета «Известия» со ссылкой на какие-то свои источники. В самом батальоне «Вестям» тогда категорически опровергли свою причастность, назвав подобные предположения бредом. Тем временем водолазы нашли два пистолета на дне Москвы-реки. Один из них, как показала экспертиза, не имеет отношения к убийству, второй еще проверяется.

Новую вариацию версии о причастности батальона имени Джохара Дудаева опубликовала «Комсомольская правда». Ее источник в ФСБ рассказал, что уже собраны неоспоримые доказательства того, что в Немцова стрелял Заур Дадаев, но организаторы убийства из-за рубежа. Мотив - дестабилизировать ситуацию в РФ. Также утверждалось, что Дадаев уже давно сотрудничал с Осмаевым по делам Украины. «Заур Дадаев числился в батальоне «Север» МВД Чечни, но, служа в нем, фактически вел работу против России. Его связывали с Осмаевым свои отношения и взаимные обязательства», — пишет газета. Она также утверждает, что когда в мае СБУ освободила журналистов российского телеканала Lifenews (Кадыров тогда преподнес это как свою заслугу), Дадаев участвовал в этом деле и держал связь с Осмаевым. Правда, в мае Осмаев еще находился в одесском СИЗО — суд выпустил его на свободу только в ноябре.

Сам Осмаев в субботу оформил де-юре брак с Аминой Осмаевой (до сих пор он был заключен только по религиозным обрядам). Обвинения он прокомментировал телеканалу «Дождь»: «Я никакого отношения к этому не имею, конечно. С Зауром Дадаевым не знаком, никогда не созванивался, с такой категории людьми мне вообще не о чем говорить. Они предатели своего народа, а с предателями везде поступают одинаково». Кадыров же снова написал в своем Instagram, что Дадаев — настоящий воин и патриот, но если он причастен к убийству Немцова, то нужно его судить и наказать по всей строгости. В России это расценили как готовность лидера Чечни смириться с приговором против своего человека.