По делу об убийстве Бориса Немцова назначена лингвистическая экспертиза, которая должна установить, содержались ли в полученной им корреспонденции угрозы убийством. Следствие пытается найти причину преступления, которое пока расследуется как немотивированное заказное убийство, пишет «Коммерсант».

Электронная переписка Бориса Немцова оказалась довольно обширной, поэтому сотрудникам СКР потребовалось время, чтобы ее изучить и выбрать подозрительные сообщения, сообщил изданию источник. Прямых угроз политику непосредственно перед его убийством не поступало, однако некоторые корреспонденты Немцова, как следует из их посланий, принимали общественную и политическую деятельность оппозиционера «слишком близко к сердцу». Высказывания этих людей в адрес Немцова иногда носили чересчур эмоциональный характер и выходили "далеко за рамки приличий".

С учетом этих обстоятельств следствие назначило лингвистическую экспертизу поступившей в адрес политика корреспонденции. Специалистам предстоит изучить высказывания оппонентов Немцова и ответить на главный вопрос следствия: не содержит ли то или иное высказывание угрозу убийством либо причинением телесных повреждений.

Адвокат Вадим Прохоров, представляющий интересы семьи Бориса Немцова, считает назначение лингвистической и других экспертиз по делу необходимым. Однако при этом, по мнению адвоката, если следствие хочет получить действительно достоверную картину происшедшего, то необходимо также расследовать нападения на политика, которые были в последние несколько лет.

Борис Немцов был убит поздно вечером 27 февраля на Большом Москворецком мосту, в 10 минутах ходьбы от Кремля. Немцов вместо со своей подругой, украинской моделью Анной Дурицкой, возвращались домой после ужина. По данным следствия, убийца выпустил шесть пуль в спину оппозиционера. Четыре из них достигли цели, одна попала прямо в сердце. Подробнее...

По делу об убийстве Немцова были задержаны пятеро жителей Чечни. 8 марта Басманный суд Москвы санкционировал арест Заура Дадаева, Анзора Губашева, Хамзата Бахаева, Тамерлана Эскерханова и Шагида Губашева.

Сообщалось, что Дадаев якобы сознался в убийстве, указав, что его возмутили «антиисламские» высказывания политика, но потом в беседе с правозащитниками указал, что дал показания под давлением.