На материале различных видов ослинника (Oenothera) канадские ученые доказали одну из важнейших гипотез биологии: половое размножение лучше бесполого, так как практикующие его организмы обладают более крепким здоровьем — со временем у их потомков не накапливаются вредоносные мутации.

Результаты исследования представлены в журнале Molecular Biology and Evolution, которую представил университет Торонто.

Долгое время половое размножение считалось парадоксом эволюции. С математической точки зрения, бесполое размножение позволяет каждому организму, а не только половине популяции, давать потомство и передавать ему все гены, а не 50 процентов. Однако эта позиция не учитывает фактор мутаций: при половом размножении гены перемешиваются и рекомбинируются непредсказуемым образом, в результате чего каждый потомок лишается части мутаций, накопившихся в генах родителей. При бесполом размножении, напротив, геном копируется целиком и полный набор мутаций переходит из поколения в поколение. В результате общее состояние здоровья вида ухудшается, и он проигрывает более успешным организмам, а его шансы на вымирание повышаются.

Эту гипотезу, известную под названием храповика Меллера, биологи проверили на материале ослинника: примерно 30 процентов видов этих растений в ходе эволюции перешли к агамогенезу. Обратившись к помощи китайских генетиков (участников проекта «Геномы 1000 растений»), канадские ученые сравнили 30 пар видов, отличающихся половым и бесполым размножением,, причем некоторые из последних возникли позже прочих.

В итоге сравнение геномов всех этих видов на настоящий период показало, что переход к агамогенезу всегда сопряжен с накоплением вредных мутаций, снижающих жизнеспособность особи. Таким образом, резюмируют авторы исследования, распространенность половой жизни объясняется ее пользой для здоровья, по крайней мере, это касается растений.