В Одесской области отбывает наказание около трех тысяч заключенных и больше половины из них являются верующими и пользуются услугами священнослужителей. Но если раньше отправление религиозных обрядов свободно допускалось лишь в исправительных колониях, а в СИЗО и изоляторах временного содержания — лишь по согласованию с администрацией. То сейчас заработали новые правила: согласно новому закону о деятельности священников в исправительных учреждениях, они имеют возможность видеться со своей паствой в колониях в свободное от работы время, а в СИЗО — в любое время по желанию самого заключенного.

«Наиболее нуждающимися являются те лица, которые находятся в предварительном заточении. Как правило, это случается неожиданно и меняет жизнь человека. Работа капеллана — дать почувствовать, что лицо наказано, но не отвержено», — считает замглавы правления межконфессиональной христианской миссии, священник Константин Пантелей. Он также отметил, что пастырской опекой одесских заключенных занимаются несколько христианских конфессий и иудаизма, а в ближайшее время присоединятся и представители ислама. 

От исправления к помощи

В пенитенциарной службе говорят, что пока только приспосабливаются работать в новых условиях, но признают — те, кто обращается к религии, более спокойно переносят наказание и быстрее адаптируются на свободе после отбывания срока. «Каждый осужденный и раньше не ограничивался в отправлении религиозных обрядов, в этом вопросе пенитенциарная служба всегда поддерживала эти контакты — они способствуют возвращению в общество и адаптации к жизни на свободе. Но закон несколько изменит уже сложившиеся взаимоотношения, а как оно будет выглядеть в итоге — сказать пока трудно», — ответили нам в пресс-службе ГПТсУ в Одесской области.  

Юристы же считают, что закон не идеален. «Во-первых, если предоставлять такие права для христиан, то такие же права нужно предоставить и всем остальным. Во-вторых, юрист связан профессиональной этикой, предупрежден о разглашении тайн следствия. А вот священники, получив равные с юристами права на свидания, всего этого могут не соблюдать и, волей-неволей, служить способом передачи информации — либо следственной, либо от заключенного на волю», — считает юрист Василий Мирошниченко.

Правозащитники с подобными выводами согласны, но от части: «Думаю, закон еще пройдет дошлифовку на практике, но это движение в сторону европейских норм», — считает региональный представитель омбудсмена по правам человека Андрей Толопило.