На прошлой неделе исполнилось 100 дней со времени назначения Юлии Марушевской на должность начальника Одесской таможни.

Скептических мнений относительно решения президента было высказано немало, однако за этот короткий срок 27-летняя руководитель сумела привести сроки оформления грузов к европейским показателям и добиться перевыполнения финансовых планов.

— Еще летом Михаил Саакашвили говорил, что средства от перевыполнения плана Одесской таможней пойдут на строительство трассы «Одесса-Рени». Вы уже 100 дней на посту, однако перевыполнить план получилось только в январе.

— Это произошло за счет привлечения иностранных компаний, которые ранее через Одесскую таможню не работали. Например, Imperial tobacco - эта компания заплатила за табачные изделия 45 миллионов гривен. 21 миллион мы получили от Renault. То, что это произошло сейчас, вполне логично, ведь решение компаний с мировыми именами работать через ту или иную таможню не принимаются сиюминутно. Информация о том, что здесь больше не «кошмарят» клиентов, что оформление происходит быстро и не по заоблачным ценам, распространяется постепенно, и вот он результат.

Фото: Р. Баклаженко

— На Одесской таможне сейчас оформляют быстро и не вставляют палки в колеса. Однако как быть с тем, что на других таможнях оформление стоит банально дешевле из-за более низких ставок?

— Мы находимся в изначально проигрышной ситуации, так как импортер может выбирать, на какой таможне оформляться. И если мы собираем столько денег, сколько это зафиксировано в договоре, то на других таможнях за взятку вам могут занизить цену оформления. Ко мне приходят клиенты и говорят, почему вы можете пропустить нас по цене 0,6, а вот на другой это можно сделать по 0,3? Извините, но мы не будем так работать, это нечестно. Цена должна быть одинаковой на всех таможнях, чтобы не было почвы для коррупционных действий.

— Позвольте, но как можно бороться с коррупцией, если ставка инспектора 1300 гривен?

— Коррупция опирается прежде всего на низкие зарплаты. Чтобы инспектор не брал взятку, его зарплата должна начинаться от 10 тысяч гривен. Однако даже при этом взятки все равно приносят намного больше, поэтому мы планируем сделать процесс максимально технократичным, то есть при помощи техники и современных технологий сделать коррупцию невозможной. К примеру, после запуска открытого таможенного пространства досмотр в режиме онлайн будут транслировать через веб-камеры.

Фото: Р. Баклаженко

— А таможенники вообще бывают честными?

— На самом деле не все так плохо, как может показаться. Многие таможенники нас поддерживают, включаются в работу. Другие, к сожалению, привыкли жить по-старинке. Для таких конечно лучше прийти, честно признаться и написать заявление об уходе.

— Много таких?

— Всего несколько человек, в основном люди пытаются удержаться в системе, понижаются в должностях и переводятся в другие таможни, где можно работать по-старинке. Мы за эти сто дней потеряли уже около 40 человек.

— Для открытого таможенного пространства требуется 130 человек. Чем вы их завлекаете?

— Первые полгода они будут получать обычную зарплату, однако за это время мы сформируем специальный фонд, благодаря которому сможем довести среднюю зарплату до 10 тысяч гривен. Это станет возможным после того, как депутаты примут закон о пилотном антикоррупционном проекте в Одесской области. Мы уже получили более 1000 заявок и до 16 февраля будем их принимать. Обучать их будут американские специалисты, которые научат системе определения рисков, тонкостям считывания людского поведения по психологической реакции.

— В последнее время из одесской мэрии на вас идет шквал критики в связи с тем, что из-за открытия въезда в порт со стороны Церковного переулка, на Пересыпи наблюдается скопление фур.

Фото: Р. Баклаженко

— Наша позиция такова, что большегрузные машины не должны разрушать городские дороги, это неправильно. Однако то, что сейчас происходит в порту, делает Одессу привлекательным с инвестиционной точки зрения городом. Вместо того, чтобы по два дня отстаиваться на частном предприятии «Евротерминал» и терять время и деньги, экспедиторы получили возможность решать все свои вопросы максимум за два часа. Больше фур, больше поступлений в бюджет - быстрее построим трассу «Одесса-Рени», а это развитие туризма, потому что у нас 40 километров песчаных пляжей, но туда нельзя добраться.

— У вас наверное очень плотный рабочий график. Вы вообще что-то успеваете, кроме работы?

— Я знала, на что шла, и то, что не всегда успеваешь поесть - к сожалению, обычное дело. Ни о каком графике с 9 до 6 конечно речь не идет. Фактически процесс круглосуточный, потому как вопросы возникают когда угодно, могут среди ночи позвонить. Конечно, работать вице-губернатором было немного легче с моральной точки зрения, там были поездки по региону, общение с простыми людьми. А здесь все заточено на общение с таможенниками, а это бюрократы, люди, которые всю жизнь в этой системе. Психологически непросто. Но это очень закаляет, к тому же родные и муж меня поддерживают, а это главное.

Фото: Р. Баклаженко

Другие новости Одессы

В Одессе между властью города и области развернулась борьба из-за въезда в порт