В следующем году крупнейшему промтоварному рынку Восточной Европы исполнится 25 лет. За четверть века он успел проделать непростой путь от обычной «толкучки» до бюджетообразующего предприятия, которое диктует цены на рынке товаров и в значительной степени влияет на экономику страны. Одного только обслуживающего персонала (дворники, администрация, парковщики, охрана... ) на «семерке» больше 1200 человек. По официальным данным промрынок «Авангард» обеспечивает рабочими местами около 10 тысяч предпринимателей, но реальное их число значительно выше. Каждый день рынок посещают более 150 тысяч человек из Одессы и других городов Украины, России, Молдовы и других стран СНГ.

Неотъемлемой частью жизни «7-го километра» всегда были иностранцы - люди из разных уголков планеты, которые волею судеб связали свою жизнь с огромной и бесконечно прибыльной «семеркой». По неофициальной информации, здесь трудятся более трех тысяч «варягов» из 26 стран мира. Кто-то из них твердо стоит на ногах и давно обзавелся своим жильем, а кто-то годами ютится в съемных квартирах. Яркий тому пример - общежития на ул. Грушевского, где традиционно проживают представители вьетнамской диаспоры. «Вести» пообщались с представителями разных национальностей, имеющих солидное влияние в иностранном легионе «семерки».

«Сейчас в Сирии война, причем не гражданская, а за чужие интересы»

«В моем родном городе борщ готовят во многих кафе и ресторанах». Фото: Ростислав Баклаженко

Еще в детстве отец рассказывал маленькому Мураду, что если и есть где-то рай на земле, то он находится в СССР. «Отец бывал здесь в конце 60-х, после чего он начал мечтать, чтобы его сыновья женились на славянках, - рассказывает Мурад Абу аль-Джадаель. - Вообще Сирия не похожа на другие арабские страны прежде всего любовью к Советскому Союзу. Ее даже называют дочкой СССР. Каждый третий сириец если не говорит, то хорошо понимает русский язык». В 90-е Мурад, начавший торговать на «7-м километре» текстилем, на себе прочуствовал, что такое рэкет, братва, беззаконие и бессонные ночи: «Вообще изначально система работы на рынке была очень жестокой: трудились без выходных, ночевали в машинах, случались и ограбления, но постепенно благодаря Виктору Добрянскому ситуация выравнивалась, и теперь «Авангард» - это махина, которой нет равных во всем мире».

Возвращаться в Сирию преуспевающий бизнесмен Мурад Абу аль-Джадаель не собирается, однако Родину старается навещать. «Сейчас это очень трудно, потому что идет война, причем, не гражданская, как все говорят, а война за чужие интересы на нашей территории. В Сирию съехались десятки тысяч наемников со всего мира, и они при поддержке США и Саудовской Аравии навязывают нам свое видение демократии, по примеру Афганистана и Ирака», - сетует Мурад.

Мурад не собирался оседать в Украине. Весной 1993 года он на недельку приехал погостить к старшему брату, однако встретил здесь очаровательную девушку Людмилу. Жить вместе начали практически сразу, продолжают и по сей день, воспитывая детей.

Чтобы прокормить семью, пошел торговать кроссовками

«Сначала приходилось работать на хозяина, однако со временем я научился всему и сам стал хозяином». Фото: Ростислав Баклаженко

В Одессу нигериец Майкл Азиз приехал в 1995 году по протоптанной дядей дорожке. В 2001-м после шести лет пребывания в Украине нигериец пошел торговать на рынок. «Я смотрел на своих соотечественников, на представителей других национальностей, и понял, что выбора-то особого нет. А между тем, в 1998-году я женился на одесситке, завел семью, родилась дочь. Их нужно было кормить, поэтому я пошел работать туда, где можно заработать», - рассказывает Майкл Азиз. По его словам, жить в Одессе достаточно комфортно. Поначалу афроамериканца неприятно удивила холодная зима, однако он очень быстро привык. Расовые проблемы также обошли его стороной. «Те, кто говорят, что здесь обижают людей с темным цветом кожи, говорят неправду. Со мной такого не случалось, Бог всегда со мной», - рассуждает Азиз.

Примерно раз в год Майкл навещает Нигерию. Иногда его посещают мысли вернуться на Родину, однако в ближайшее время реализовывать свои планы он не собирается. Дочка пока учится, а жена Светлана не горит желанием перебираться на африканский континент.

Юрист и ресторатор Виктор Цюй

«Если у тебя есть мозги и желание чего-то добиться, то Одесса - идеальное место для успеха». Фото: Ростислав Баклаженко

41-летнего Бо Цюя в Одессе называют, конечно же, Виктором. За двадцать лет и три месяца, в Южной Пальмире, он успел получить диплом юриста, обзавестись семьей, научиться торговать на рынке и открыть несколько кафе с национальной кухней.

Приехав учиться в Одессу и поступив на юридический факультет ОНУ им. Мечникова, Виктор понимал, что одной наукой сыт не будешь. Прагматичный подход к жизни оказался правильным. «Учебу и работу на «7-м километре» я успешно совмещал, одно другому не мешало, - говорит Бо Цюй. - Чем только не торговал: вещи, обувь, игрушки». Тем не менее, главным делом жизни для него стал ресторанный бизнес. Тринадцать лет назад он открыл китайский ресторанчик на улице Филатова, ну а в апреле этого года вернулся на рынок «Авангард», открыв уютное бистро для местных сотрудников и посетителей «семерки». Одним из главных недостатков жизни в Одессе Виктор считает поведение милиции. «Они всегда цепляются к китайцам, особенно к тем, кто не знает русского языка. Платишь деньги, и проблемы исчезают», - сетует Бой Цю.

Свои дальнейшие жизненные планы Виктор связывает с Одессой. Он растит трех детей и планирует инвестировать средства в развитие легкой промышленности. По его мнению, жизненный уровень в Китае несколько выше, чем в Украине, однако здесь значительно больше возможностей для продвижения бизнеса.

Ткачиха с двумя отечествами

«Мои дети - полноценные граждане Украины, они отлично владеют и украинским и вьетнамским языком». Фото: Ростислав Баклаженко

Приехав в 1988-м году работать на завод ткачихой, уроженка Вьетнама Таня Чан еще не знала, что в новом тысячелетии она станет предпринимателем на крупнейшем рынке Восточной Европы, а ее дети будут считаться настоящими украинцами.

Со своим будущим мужем, кстати, тоже вьетнамцем, она познакомилась уже на украинской земле. «Приехала работать в Киев по контракту, а осталась на всю жизнь, - говорит Таня Чан. - Сначала все было хорошо, работала ткачихой, но потом Советский Союз развалился, завод тот закрыли, и перед нами стал вопрос: или возвращаться на родину или думать, как зарабатывать на жизнь. Пришлось учиться торговать, так как уезжать во Вьетнам не хотелось. Мы с мужем создали семью здесь и родили детей, которые пошли в школу». Около десяти лет назад семейство перебралось в Одессу, и на сегодняшний день Таня держит магазинчик, где торгуют сезонными продуктами. «Мы продаем людям то, что им нужно в данное время года», - говорит она и подчеркивает, что муж к ее бизнесу не имеет никакого отношения и работает отдельно.

Таня Чан считает, что у нее и ее семьи есть две родины. «Я никого не бросала, для меня и Вьетнам - родной дом, где живут родственники, и Украина, где родились и выросли мои дети, - тоже», - говорит предпринимательница.

Офицер Давид из Афгана

«Моджахеды считали, что я коммунист, и мне пришлось покинуть Афганистан». Фото: Ростислав Баклаженко

Перед тем, как попасть на «7-й километр», Давид Ахмед-Али в составе афганской армии помогал советским войскам сражаться с моджахедами. Прошло всего несколько лет после ухода СССР из Афгана, и кадровый военный оказался изгоем в своей родной стране.

В 1991-м году к власти в Афганистане пришли моджахеды. Жизнь Давида висела на волоске, поэтому он и принял трудное решение - эмигрировать. «Моджахеды считали, что я коммунист, а это было очень опасно. Сначала перебрался в Москву и почти сразу в Одессу попал, - вспоминает Ахмед-Али. - Что делать, непонятно, рынок тогда еще только начинал развиваться, так что я и мои друзья стояли почти у истоков «семерки». Сначала было очень трудно из-за того, что совершенно не знал языка». По его словам, в лихие в 90-е особых проблем с рэкетом и братвой у Давида не было. «Нас они не трогали, мы их не трогали, жизнь была трудной, но прекрасной: работали, снимали квартиры», - говорит он. В Одессе Давид встретил Ольгу, женщину своей жизни, которая родила ему детей.

По словам Ахмеда-Али, жизнь в Одессе его устраивает, правда, мужчина грустит из-за того, что не может побывать на Родине. «Пока что путь мне туда закрыт, я офицер, а сторонников Талибана в Афганистане по-прежнему много. Никто не сможет гарантировать мне безопасность», - признается Давид.