Инженер из Одессы Анатолий Вдовиченко, который 15 лет провел в плену в Таиланде, снова отправился на заработки за границу. На этот раз — в Индонезию. В далеком 1996 году Анатолий точно также уехал в командировку, думал, что вернется через несколько месяцев, но на самом деле увидел родной дом только в 2011-м. Все 15 лет тайский бизнесмен его заставлял работать без документов и зарплаты, только за еду.

«Когда Толик вернулся, он очень долго отходил от всего, что там с ним произошло. Сейчас говорит, что все это было, как страшный сон, и не любит вспоминать о том времени», — рассказала нам мать Анатолия Галина Вдовиченко. По ее словам, в родной Христиновке (Анатолий родом из этого городка в Черкасской области. — Авт.) сын долго не мог найти работу: «Пошел на одно предприятие сразу после возвращения из Таиланда, проработал там три месяца, а заплатили ему только за один. Он уволился и дальше сидел дома, помогал по хозяйству. Вернется — и дальше будет мне помогать, потому что больше некому», — говорит Галина Трофимовна.

ОСТАЛСЯ БЕЗ КВАРТИРЫ В ОДЕССЕ

Анатолий уже два месяца работает в Индонезии, а 5 сентября планирует вернуться обратно: «Еще 25 лет назад он запускал там какой-то завод, а теперь те же люди пригласили его на новую работу. Когда вернется — ума не приложу, чем он будет заниматься. В октябре сыну исполнится 60, и на работу его никто не возьмет. Он такое пережил, а здесь как неприкаянный», — говорит мать Анатолия. В Одессе у Вдовиченко живут две дочери и бывшая жена: «С детьми он общается и с тещей тоже. А вот жена, когда все думали, что он погиб, переписала на себя квартиру и машину и теперь не отдает. Мы ему советовали обратиться в суд, но он отвечает, что эта женщина вырастила его детей, поэтому пусть ей все остается», — вздыхает двоюродная сестра экс-пленника Галина Вороница.

Старшая дочь Наталья работает в Одессе юристом и сейчас с отцом держит связь только через электронную почту: «Он несколько раз писал письма, что у него все в порядке. Думаю, что когда вернется из Индонезии, заедет ко мне в гости», — говорит она.