В минувшем году одесский Селекционно-генетический институт торжественно отметил столетний юбилей. Летом 2013-го поползли слухи о том, что на деятельность одного из четырех опытных хозяйств учреждения обратили внимание правоохранители, а его земли заинтересовали частных застройщиков. Простые сотрудники о пристальном внимании со стороны «чекистов» ничего не слышали, а вот директор Вячеслав Соколов оказался в курсе ситуации.

«Одно из наших опытных хозяйств, Новоселовское, расположенное в Котовском районе, находится в очень тяжелом финансовом положении, так как три года подряд была очень засушливая погода. Там есть задолженность по Пенсионному фонду и зарплате. В результате судов и переговоров мы вышли на режим санации, ищем инвесторов, которые вложат свои средства. К нам обратились из СБУ и попросили подготовить ответ, сдаем ли мы земли в аренду конкретному предпринимателю или нет. Сказали, что заедут и заберут документ, но пока никто не приезжает». По словам директора, сдача в аренду земель института в принципе невозможна, так как они являются собственностью государства и подотчетны Национальной академии аграрных наук. Любопытно, но в пресс-службе облСБУ «Вестям» сообщили, что об интересе управления к Селекционному институту слышат... впервые.

Выводы о качестве зерна делают, выпекая свой собственный хлеб. Фото: Ростислав Баклаженко

ПО ГЕНПЛАНУ НА ПОЛЯХ — ДОРОГА

Что же касается интереса к землям учреждения, то о нем открыто говорят и сотрудники института, и даже чиновники. Селекционный только в пределах Одессы имеет 226 гектаров территории. Согласно последней версии Генплана города через поля учреждения должна пройти объездная дорога, также здесь планируется торгово-выставочный центр. «Одну объездную дорогу уже строили и бросили ее. Где гарантия, что не бросят и эту? Что же касается выставочного центра, то это инородное тело в нашей системе», - возмущается заместитель директора по научной работе Виктор Файт. На сегодняшний день вопрос Генплана снова повис в воздухе, однако от новых территориальных притязаний институт не застрахован. «Все прекрасно понимают, что Одессе тесно, однако было бы, мягко говоря, неправильно пытаться что-то отщипнуть от научного заведения и раздерибанить опытное поле. Попытки урвать кусок были всегда», - говорит начальник управления агропромкомплекса облгосадминистрации Анатолий Новаковский.

Согласно генплану земли института может разрезать дорога. Фото: Ростислав Баклаженко

ГОРЯЧАЯ ПОРА

У самих селекционеров сейчас горячая пора - период реализации семенного материала. За последние три года они вывели 67 сортов и гибридов зерновых, зернобобовых, технических и кормовых культур. Все это не залеживается на складах, а, напротив, активно внедряется в сельское хозяйство. «Мы обмениваемся генетическим материалом с Францией, Россией, Венгрией, Германией, Молдовой, Россией и другими странами. Они изучают наши сорта, приобретают право пользования. Институт, в свою очередь, получает отчисления за авторские права», - говорит замдиректора по научной и инвестиционно-инновационной работе Олег Бушулян. Однако основной упор делается на внутренний рынок. На сегодняшний день более 40% площадей мягкой озимой пшеницы (тот самый белый хлеб, который мы едим) всей страны засеян семенами одесских сортов. С ячменем ситуация еще более благоприятная - 80%, озимая твердая пшеница, используемая для макарон, имеет исключительно одесское происхождение. К сожалению, успехи селекционеров в полной мере не реализуются на практике из-за отсталости отечественного агрокомплекса. «У института есть сорта пшеницы, где потолок продуктивности за 100 центнеров с гектара, - говорит Новаковский. - Но в то же время в производстве мы дотягиваем только 30-40%. Что тут ответить, проблем очень много».

За последние три года селекционеры вывели 67 сортов и гибридов. Фото: Ростислав Баклаженко

ЕКСПАНСИЯ С ЗАПАДА

Несмотря на успехи одесских селекционеров, позиции института на рынке постепенно ослабевают. Все чаще и чаще местные фермеры отдают предпочтение иностранным семенам. «В плане жизнестойкости наши сорта значительно превосходят западные. Более того, в степной зоне иностранное зерно дает на 20-30% урожая меньше, - говорит завотделением селекции и семеноводства пшеницы СГИ, академик Николай Литвиненко. - Однако наш научный уровень сильно отстает. Один сорт создаем 12 лет. На Западе благодаря технологиям выходят на срок в 5-6 лет. Они переманивают ведущих наших специалистов, которые у них получают в десятки раз больше. К примеру, импортные кукуруза и полсолнечник в полтора-два раза дороже, чем наши, но их охотно берут. Идет наступление и по озимой пшенице, но мы пока конкурируем - имеем огромный генетический материал».

Академик Николай Литвиненко (слева) за свою жизнь вывел более ста сортов пшеницы. Фото: архив СГИ