Пятый месяц дрейфуют между Украиной и Ираком 42 бронетранспортера. Отгруженные еще в апреле, машины производства харьковского завода имени Малышева пробыли некоторое время в нейтральных водах Персидского залива, теперь «пришвартовались» к берегам Индии. Танкостроители, которые мечтали о длительном контракте на несколько лет, сейчас вообще работают два дня в неделю.

Напомним, контракт между «Укрспецэкспортом» и Ираком был заключен еще в 2009 году, тогда сделка называлась самой крупной в истории независимой Украины (кроме БТРов, предполагалось производство танков и самолетов на общую сумму $2,4 млрд). Львиная доля контракта была рассчитана на харьковский завод — 450 единиц БТР-4. Начиная с 2010 года заказчику были отгружены, хотя и с небольшими задержками, несколько партий машин — всего 100 штук, сделка выполнялась в нормальном режиме. В марте в Одесском порту на судно Se Pacifica были загружены 42 БТРа, а в конце апреля Ирак товар... не принял, хотя первичный осмотр на украинской земле их устроил.

ДЕНЬ ПРОСТОЯ — $11 000

«Перед загрузкой судна БТРы прошли комиссию, в состав которой точно входили представители иракской стороны. Они разрешили загрузку, тем самым дали добро на экспорт продукции», — сообщил «Вестям» управляющий директор одесской компании Varamar, которая арендовала сингапурское судно Se Pacifica Александр Варваренко. Спустя 5 месяцев стороны так и не смогли договориться, что делать с машинами, а Александр Варваренко вынужден был отправить судно в Индию. «Мы несколько раз сотрудничали с «Прогрессом» (дочерняя компания «Укрспецэкспорта») через посредника, проблемы с техникой были, но они решались. Сейчас БТРы со сдувшимися колесами — в порту Индии, где мы отгружали товар. Каждый день простоя Se Pacifica обходится в $11 тыс.», — рассказывает Варваренко. Причем проблемы с колесами — не главное у этой партии БТРов. По информации, которая просочилась в открытые источники, у многих машин были трещины в кузове, хотя Александр Варваренко говорит, что подобного не замечал.

КОНТРАКТ ПРИОСТАНОВИЛИ?

Какая участь ожидает дрейфующие БТРы, а заодно и международный контракт, в «Укрспецэкспорте» не говорят, руководство завода имени Малышева также отмалчивается. Рабочие цеха №190, где производят современные бронетранспортеры для Ирака, сейчас вообще в растерянности: до отгрузки последней партии машин они работали в полторы смены, сейчас — всего два дня в неделю. «Насколько мы понимаем ситуацию, контракт приостановили, мы кое-что делаем, но это нельзя назвать подготовкой к отправке очередной партии. Нам вообще никто ничего не говорит», — сказал нам на условиях анонимности рабочий цеха.

А вот вице-губернатор Харьковской области Андрей Моченков говорит, что «процесс идет». «Переговоры ведутся, и это вселяет определенный оптимизм на выполнение контракта. Были там и вопросы рекламации, возвращали некоторые изделия, доделывали и т. д. В Ираке уже несколько раз изменилась политическая ситуация, и ситуация с БТРами, конечно, в подвешенном состоянии. Многие харьковские предприятия участвовали в исполнении этого контракта (КБ Морозова, заводы имени Малышева и Шевченко, ЛКМЗ, автомобильный завод), а по условиям контракта, деньги поступят, когда будет окончательно решен этот вопрос. Поэтому все заводы ждут этих денег. Харьковчане сегодня являются заложниками ситуации, которая находится далеко-далеко за нашей границей», — сказал вице-губернатор.

"ОТЕЦ" БТРа: "ДУША БОЛИТ"

У «отца» харьковского БТРа генерала Михаила Борисюка (более 20 лет возглавлял Харьковское конструкторское бюро им. Морозова) болит душа за технику, которая никак не может попасть к заказчику. «Я думаю, конфликт разрешится. Это ведь конкурентноспособная боевая техника, — сказал «Вестям» Михаил Демьянович. — Должна быть бригада квалифицированных людей для переговоров. Нужно вернуть человека, который подписывал этот контракт и знает все условия, посмотреть, как они выполняются сторонами. Конечно, дефекты в технике бывают, но если их действительно допустили, то нужно признать ошибку и устранить ее за свой счет. И продолжать работать по контракту дальше. Ведь когда люди в ХКБМ работают по два дня в неделю, ведущие инженеры уходят... Мы в самые тяжелые времена выстояли, нужно и сейчас решить проблему».