В конце лета капитан дальнего плавания Сергей Масленников вернулся в Одессу. Почти 10 лет он пробыл в Испании, из них более 5 лет отсидел в испанской тюрьме по делу о наркотрафике. «Вести» встретились с Сергеем Александровичем. 64-летний капитан выглядит уставшим, но на наши вопросы ответил в ходе практически часового интервью.

- Сергей Александрович, вы родились и учились в Одессе?

Родился я в Свердловске Луганской области, с детства мечтал быть моряком, отучился в Килийской мореходной школе, работал матросом, служил в военно-морском флоте, а в 1978 окончил Одесское высшее инженерно-морское училище.

- Когда вы попали в тот злополучный рейс и за что вас арестовали?

В конце февраля 2003 из Ильичевска я ушел в тот рейс, я был капитаном судна, которое занималось обеспечением рыбацких и других судов. На Кабо-Верде (государство в Западной Африке – Авт.) мы производили ремонт нашего судна, вместе с нами ремонтировался еще один катер. Потом нам поступила команда встретиться с этим катером в Атлантическом океане, дать ему топливо, продукты, что мы и сделали. Затем последовала команда отбуксировать этот катер, так как он сломался. Часов 12 мы пытались взять его на буксир, оттащили на Кабо-Верде. Мне приказали подменить капитана на другом судне, я ушел в Того (государство в Западной Африке – Авт.). Потом мне сообщили, что экипаж моего судна, на котором я буксировал катер, арестован. В Бильбао в Испании в ноябре 2003 меня самого арестовали. На том катере нашли 7, 5 тонн кокаина. Нас обвинили в том, что это мы загрузили на его борт наркотики. Меня обвинили, что я вхожу в организованную банду по транспортировке наркотиков.

- Сколько вы пробыли в тюрьме?

В Галисии в испанской тюрьме с ноября 2003 я просидел 2 года, потом меня выпустили для ожидания суда. В ноябре 2009 суд вынес приговор: меня засудили на 9 лет и 1 день, посадили в тюрьму, где я находился до августа 2013 года. Получается, в общей сложности в заключении в Испании я провел более 5 лет.

- А где вы были в период с 2005 по 2009 год?

Я был подследственным. Эти 4 года я работал в Мадриде на стройке домов, дач разнорабочим, жил там же, в помещении при стройке.

- Почему вас выпустили раньше срока?

Меня выпустили по состоянию здоровья. В 2005 в тюрьме у меня заболело горло, врач сказал, что у меня ангина. В течение 6 месяцев я письменно просил об оказании мне медицинской помощи. В мае 2005 объявил голодовку, меня отвезли в госпиталь. В Испании в каждом городском госпитале есть блок для осужденных. У меня определили рак горла, сделали операцию, я прошел химио-, радиотерапию. Потом у меня опухоль на языке появилась, еще одну операцию сделали. В общем, они поняли, что со мной очень дорого возиться. Испанская тюрьма за день моего пребывания в госпитале платила 250 евро, а в первый раз я в больнице провел 30 дней, во второй – 2 недели.

- А какие условия были в испанской тюрьме?

Жаловаться не приходится. Двухместные камеры, в каждой – душ и туалет, стена метров шесть, есть окно с решеткой. Зимой, там, правда, холодно. Есть спортзал, школа, курсы садовников, барменов, хлебопекарей, библиотека.

- А что вы читали в тюрьме?

Первый раз когда сидел, в той тюрьме русских книг вообще не было, когда в Мадриде в тюрьме был, там где-то 350-400 русских книг было, так я их все перечитал. Достоевского, Толстого, детективы, конечно. В тюрьме в Леоне тоже не было книг на русском, там книги по баракам ходили: заключенные их друг другу передавали. Долгое время настольной у меня был собственная книга О’Генри, я ее в тюрьме в Леоне и оставил, оттуда грех вынести ее было бы, пусть люди читают. Также жена, когда год назад приезжала ко мне из Одессы в тюрьму, привезла «12 стульев»: жизнь порой мне казалась такой сложной, а эту книгу на любой странице раскроешь, и жизнь уже налаживается.

- Как кормят в тюрьме в Испании?

Хорошо кормили, овощи, фрукты ежедневно. 3 раза в день: на завтрак французская булочка, масло, джем, обед – 2 блюда плюс сладкое, и ужин был. Правда, первое у них не особо принято, хотя в тюрьме в Леоне по вечерам на ужин суп часто давали.

- А какое отношение к вам было за решеткой, вы с кем-то дружили в тюрьме?

Для администрации я проблемным был. Там нет такого, как у нас, «пахан», у нас считается заложить, а у них – вовремя сообщить. С испанцами я практически не общался, когда первый раз сидел, два парня из Херсона меня очень сильно поддерживали.

- Как вы сейчас живете после возвращения в Одессу?

Сейчас привыкаю здесь, но еще не адаптировался. Удивило, что продукты у нас очень дорогие, само проживание. В Одессе продолжаю лечение. Буду пытаться доказать, что в испанской тюрьме мне не оказали своевременную медпомощь и что меня обвинили в том, чего я не совершал.