О спецназе и внутренних войсках сейчас рассказывают разное. Обвиняют в жестокости, говорят об их моральных страданиях. «Вести» решили пообщаться с милиционерами, которые принимали участие в защите Администрации президента и в разгоне Майдана, чтоб услышать их мнение о еврореволюции.

Прапорщик милиции, киевский «Беркут»

"30 ноября хулиганы о нашей операции были предупреждены заранее"

"В ночь на 30 ноября я был на Майдане и принимал участие в тех событиях. Поначалу все шло спокойно, никто даже не предполагал, что будет такая заваруха. Если честно, то многие из наших даже щитов и противогазов не брали из автобусов, были только при дубинках и все. Боевого оружия у нас не было, да и травматического тоже — оружия для спецопераций в местах массового скопления граждан никогда не дают. Да никто и не думал, что будет побоище. Стояли, анекдоты травили.

До трех часов ночи все было очень мирно, нас постоянно демонстранты пытались даже напоить чаем или сунуть нам какие-то бутерброды. Люди к нам подходили мирно, было даже ощущение какого-то праздника всеобщего, все улыбались, никто не провоцировал. Но около трех часов ночи стало нарастать напряжение — митингующие перестали улыбаться, возле нас стали собираться кучки каких-то молодых людей в касках и закрывающих лица шапках-балаклавах. Некоторые из них кричали нам: «Идите домой, вам здесь не место».

Бойцы "Беркута". Фото: В. Бородин

Наш командир роты передал по строю несколько кодовых слов, по которым мы должны были выдвинуться в центр Майдана — задача была просто вытеснить митингующих, без шума и драки. Об установке елки нам не говорили, сказали лишь о том, что нужно помочь коммунальщикам навести порядок в центре города — не допустить на них нападения, когда они будут убирать мусор. Мы двинулись к центру, и в нас сразу стали бросать всяким мусором и фальшфейерами. Мне по сфере-каске попала брошенная кем-то бутылка, удар был очень сильный. Если бы я не опустил забрало, то бутылка разбила бы лицо. Это очень злило — мы на самом деле демонстрантов первыми не трогали. А нас били арматурой и трубами и бросали в нас какие-то горящие дрова.

После того, как в меня во второй раз попала палка и цепью ударили по колену, а во многих моих товарищей — камни и бутылки, нас просто порвало от злости. Согласно тактике «Беркута» во время массовых беспорядков, в толпу должны выдвигаться спецгруппы по задержанию зачинщиков. Это и произошло — поначалу все было по инструкции. Но спецгруппы по задержанию встретили организованный отпор — было ощущение, что демонстранты заранее были натренированы на городские бои. Группы захвата окружали молодые парни и избивали арматурой. Многие бойцы «Беркута» получили тяжелые травмы. Вот тогда и произошло побоище — мы не смогли просто спокойно смотреть, как наших бьют.

Естественно, многим из нападавших тогда досталось по первое число. Но меня удивило и то, что, несколько человек со стороны, даже не получив никаких ударов, начали демонстративно биться в истерике и падать на землю. При этом сразу же находились какие-то доброхоты, которые снимали эту истерику на мобилки и даже профессиональные фотокамеры.

Я считаю, что нас тогда просто подставили. Сейчас у нас идет большое разбирательство по поводу тех событий. Начальство и прокуроры пересматривают видео, берут показания у всех подряд — ищут виноватых. Но виновных у нас нет. Если и били кого-то по нескольку раз дубинками (это показано в одном из видеороликов, — Авт.), то это тех самых хулиганов, покалечивших до этого кого-то из наших или бивших нас цепями и трубами. Кстати все задержанные потом в райотделах рассказали, что попали под раздачу совершенно случайно, мол, они даже в демонстрациях не принимали участия, а на Майдан вышли просто погулять. И во всем виноваты мы.

Кстати, никто из нас за Майдан не получал никаких премий, как то пишут в газетах. От Майдана нам остались лишь синяки да шишки. А еще будем теперь писать показания по поводу этих событий еще год-полтора — лично я давал показания уже несколько раз. А в итоге найдут крайнего стрелочника — какого-нибудь офицера из среднего звена — и либо посадят, либо просто уволят из рядов МВД с волчьим билетом.

Если откровенно, то сама операция по зачистке Майдана была провокацией с самого начала. Хулиганы об операции знали заранее и успели подготовиться, в том числе и срежиссировать несколько инцидентов, чтобы подставить милицию.

На самом деле зачистить Майдан можно очень быстро и спокойно, например, попросту вырубив электричество в центре на несколько дней и воду. Также нужно было просто вытеснить всех с Майдана и потом поставить оцепление «Беркута». И еще городским властям нужно было просто не дать ставить биотуалеты рядом с Майданом. А тех, кто ходил бы по нужде в подворотни, задерживать поодиночке и штрафовать. Через несколько дней Майдана не было бы! Но это нужно было делать с самого начала"

Прапорщик, Одесская бригада внутренних войск МВД

Никто из наших не собирается переходить

на сторону оппозиции

"Сейчас с нашим подразделением охраняем здание Администрации президента. Здесь в командировке уже больше трех недель, конечно, достало уже все. Хочется домой. Мои родители беспокоятся обо мне, каждый день по нескольку раз перезванивают. А мама даже ходила молиться за меня в церковь — ей какой-то сон плохой про меня приснился. Но священники ей там сказали, что мы в безопасности, мол, стоим за правое дело.

Питание хорошее, помимо сухого пайка — тушенки, сгущенки, галет и прочего два раза, утром и вечером, еще и кормят горячим в АП, в столовой. График дежурств у нас вахтовый — стоим в оцеплении по 12 часов — с 7 часов утра до 7 вечера, потом сутки отдыхаем — увозят нас на базу ВВ. Когда здесь были беспорядки, принимал участие в вытеснении митингующих с Лютеранской улицы перед Банковой. Задача была такой — разблокирование подъездов к АП для беспрепятственного проезда автомобилей. С задачей справились очень быстро — сзади шли коммунальщики, которые после того, как мы всех вытеснили, выкинули все заграждения. А до этого и после по-прежнему стоим в оцеплении в строю и в полном снаряжении.

Демонстранты относятся к нам нормально, сейчас провокаций нет. Иногда нам пытаются вручить цветы, какие-то девушки пытаются украсить наши щиты гвоздиками и даже поцеловать нас. Но нам это до лампочки — у нас в Одессе есть девушки и жены, которые нас ждут. Время от времени нас пытаются накормить или напоить чаем, но мы этого не принимаем — мало ли чего туда могут подсыпать. Была информация, что одни ВВ-шники взяли еду, а потом отравились — то ли просроченные пирожки были, то ли реально отравленные чем-то.

Однажды нам даже несколько ящиков с едой принесли, но мы оттуда ничего не взяли, даже молодые бойцы. А ночью наши в гражданской одежде обратно все отнесли — на Майдан. Отдыхаем каждые два часа — в автобусах и в подсобных помещениях АП. Большинство наших спят и сидят в чатах в мобильных телефонах — смотрят новости и обсуждают их «ВКонтакте». Настроение у всех здесь командное — никто не собирается переходить на сторону оппозиции или дезертировать. А то, что пишут в газетах, что у нас угрызения совести, — полный бред. Мы-то, видим, кто такие эти с Майдана. Они принципиально на русском языке не разговаривают, все время кричат лозунги бандеровские: «Слава нации — смерть ворогам» и «Героям слава».

Еще пока мы ехали в Киев, некоторые мои сослуживцы сомневались. Говорили, что на Майдан вышли просто обиженные властями люди. Но когда эти сомневающиеся увидели, что возле нас каждый день кричат бандеровские речевки и ходят гопники в касках и с щитами на руках, то они изменили свое мнение. Эти штурмовики в касках и с закрытыми лицами уже били милиционеров. А у нас есть такое понятие, если бандит калечил или убивал наших, то он сразу становится бешеной собакой, которая попробовала человеческой крови. А таких нужно усыплять.

Кстати, нам после приезда показывали оперативное видео, которое снимали сотрудники милиции. Там подонки с Майдана калечили милиционеров — в больницах они до сих пор лежат. Так вот, эти ролики почему-то не крутят по телевидению. Нам объяснили, что эти ролики нужны пока следствию — виновных в нападениях на милицию ищут и будут судить. Хотя я лично не верю, что кого-то будут судить из демонстрантов — слишком большую силу набрал Майдан. Не дадут никого посадить…

Но в интернет-сетях мы — бойцы ВВ и «Беркута» — пересылаем своим друзьям некоторые видеоролики того, что на самом деле творилось на Майдане. Пусть все знают, что милиция тогда просто дала отпор бандитам".

ДЕТЕЙ НА БАНКОВОЙ

НЕ БЫЛО

"Во время штурма Администрации президента я был около Банковой — обеспечивал оперативное сопровождение, - рассказывает офицер киевского аппарата МВД. - Видел, на меня ехал трактор. Потом какой-то урод бросил в меня банку с краской и залил струей из баллончика со слезоточивым газом. После этого я этих с Майдана, кроме как уродами, не называю. Все милиционеры, которые побывали там под градом камней, их ненавидят. Даже те мои коллеги, которые поначалу симпатизировали митингующим. Боевики плевали нам в лицо и кричали: «Мусоров на елку». Это забыть нельзя. «Детей», как пишет пресса, там не было. Были здоровенные парни, спортсмены. Дрались они вполне профессионально с милицией. Но когда их задерживали, сразу начинали плакать и просить, мол, дяденьки отпустите нас, мы здесь "случайно".

Сейчас в киевской милиции идет большой переполох — прокуратура и сотрудники ВБ (внутренней безопасности. — Авт.) ищут тех, кто бил «студентов». Поэтому по телефону все мои коллеги опасаются касаться этой темы — боятся, что под предлогом ответственности за события на Майдане их могут уволить. Опасаются говорить о Майдане даже в курилках центрального аппарата МВД — слишком большой резонанс. Все понимают, что теперь ищут стрелочников".

Как выглядел штурм Банковой. Кликните по изображению для увеличения

Подробности Штурм Администрации президента и КГГА. Массовые беспорядки в Киеве​

В том, чтобы произошло столкновение, 

был интерес третьей силы

Народный депутат от УДАРа, член штаба Майдана, генерал-майор юстиции в запасе Виктор Чумак излагает мнение со стороны оппозиции.

«Сейчас каждый наш человек, который встречается с силовиками в правительственном квартале, проводит с ними работу. Но я могу сказать, что им очень активно промывают мозги. Хотя многие высшие офицеры — на нашей стороне. Но пока не пришло время им показывать свою позицию открыто. Еще мы хотим сейчас начать работу с родителями мальчиков из «Беркута» и ВВ, чтобы они не думали, что тут стоят фашисты. На Майдане 30 ноября и на Банковой 1 декабря беспорядки устраивали провокаторы, это были специально обученные люди.

Как все могли убедиться в противостоянии с 10-го на 11 декабря между «Беркутом» и демонстрантами, мы можем держать под контролем своих людей. Я проходил между строем «Беркута» и нашими людьми, я простоял там почти 9 часов. Ни мы, ни силовики не были заинтересованы в развитии конфликта. В эскалации конфликта была заинтересована третья сила, которая и использовала провокаторов в своих целях. Возможно, Россия. 30 ноября «Беркут» с особой жестокостью разгонял студентов, хотя и там я не исключаю наличие провокаторов. Но когда пускают «Беркут» — это политическое решение. Тот, кто давал приказ на использование «Беркута» 30 ноября, прекрасно понимал, какой может быть результат, и он его добился. Тот, кто давал приказ на использование провокаторов 1 декабря на Банковой, тоже знал, чем это закончится, и он его добился».

На Банковой перед штурмом. Фото: А. Темченко

У адвоката одного из задержанных после штурма на Банковой, Юрия Болотова (дело по нему закрыто 11 декабря после переквалификации со статьи 294 (участие в массовых беспорядках) на статью 293 (нарушение общественного порядка), — Сергея Скуратовского — своя версия событий.

«Поговорив со множеством свидетелей, я могу утверждать следующее. Это была группа организованных ребят, которые избивали сотрудников милиции. Они подчинялись определенным лицам, которые ими управляли. Есть свидетели, которые видели, что им дали команду раствориться в толпе, полностью исчезнуть, перед тем как «Беркут» пошел в атаку. После этого людей начинают сильно избивать, валить на землю. Мой подзащитный Юрий Болотов, когда началась зачистка, зашел во внутренний дворик дома №2, где его и схватили, хотя по внешнему виду и поведению он никак не походил на штурмовиков. Потом с 17:00 до 20:00 задержанных продержали в унизительном положении под крики: «На колени, мразь», били ногами и дубинками. Протоколы составили лишь около часу ночи. Ему не давали возможности встретиться с адвокатом. Юрий Болотов по профессии — музыкальный продюсер и диджей, ему 39 лет. Никогда ни к каким боевикам он отношения не имел», — говорит Скуратовский.

Анекдоты о Майдане и игра в Чапаева

Интересно, что среди сотрудников «Беркута» и военнослужащих ВВ МВД, откомандированных из различных регионов в Киев, стал появляться свой, майданный, фольклор: анекдоты и байки о событиях в столице.

Например, киевские милиционеры рассказали совсем свежий анекдот: «Сидит приодетый в дармовую одежду бомж на Майдане у горячей печки, уплетает бесплатный борщ. Заедает огромной краюхой хлеба с салом. У него спрашивают иностранные дипломаты: «Вы на Майдане за Евроинтеграцию? Или за Таможенный союз?» Бомж лениво отвечает: «Нет, ребята. Я здесь ни за тех, ни за других. Я за то, чтобы эта «шара» никогда не заканчивалась!»

Знакомые бойцы ВВ МВД рассказали, что в свободное время играют в майданного Чапаева. От обычной игры на шахматной доске шашками в Чапаева она отличается тем, что белые — это по умолчанию «боевики». Но на доске их меньше, и у них фора — первые несколько «выстрелов» белыми шашками. Потом в дело вступают черные — (ВВ и «Беркут»). И, как правило, сметают «белых боевиков» с доски.