Коренной одессит, родившийся на Пересыпи, Михаил Львович Ликвер, 1924 года рождения, прошел войну, как говорится, от звонка до звонка, встретив ее на подступах к родной Одессе и закончив на улицах Праги.

В армию его призвали 21 августа 1941 года, когда бои шли на дальних подступах к городу. «Привезли нас на 7-ю станцию Фонтана, как сейчас помню, там был пустырь. Показали, как обращаться с винтовкой, а через пару дней отправили в 95-ю дивизию, затем был переведен в 421-ю дивизию, сформированную из местных призывников», — говорит ветеран. Первый бой Михаил и его товарищи приняли в районе села Дальник. Ветеран признается, что война оказалась совсем не такой, какой ее описывали в книжках. «На передовую мы прибыли на машине и без оружия, нас построили и выдали винтовки, — вспоминает Михаил Львович. — Некоторые были с разбитыми прикладами, некоторые в крови. Раздали оружие и дали по куску сала на обед и по стаканчику вина. Стояла жара, ужасно воняло трупами. А потом начались бои: это нельзя передать словами и очень страшно вспоминать. О чем говорить? Мальчишка, 17 лет. Все бежали, я бежал. Что-то кричал, куда-то стрелял».

В тему "Они сражались за Харьков": как Алексей Бахарев эвакуировал целый город

По признанию самого ветерана, настоящим солдатом он почувствовал себя только во время обороны Севастополя, куда Приморская армия, защищавшая Одессу, была эвакуирована после приказа Сталина оставить город. Здесь Михаил Ликвер попал в седьмую бригаду морской пехоты, которую бросали на самые опасные участки. В составе подразделения одессит пережил два штурма, после чего был серьезно ранен и на пароходе вывезен в Батуми. Немного подлечившись, он получил 45-дневный отпуск, во время которого отправился в Свердловск, где разыскал семью, бывшую там в эвакуации. Здесь же поступил в пехотное училище, после чего в звании лейтенанта был переброшен под Орел.

Дальнейший боевой путь Михаила Ликвера неоднократно прерывался ранениями (всего он был ранен шесть раз), однако неунывающий одессит участвовал в освобождении Львова, отважно сражался на Висле и на подступах к Берлину, штурмовал Прагу. В Чехословакии он стал свидетелем пленения знаменитого генерала Власова.

В родную Одессу Михаил Ликвер вернулся только в 1950 году, где и проживает до сих пор. Несмотря на богатейший жизненный и боевой путь, Михаил Львович не терпит пафосных рассуждений о войне.

«Не люблю болтунов, которые говорят, мол, мы были готовы умереть и не отступить. Это очень больно и трудно вспоминать, хватало ошибок и провалов, — говорит ветеран. — Помню, это было уже в конце войны, мы должны были прорвать немецкие позиции, и командование организовало колоссальную артподготовку, два с половиной часа артиллерия зачищала территорию. Но когда мы пошли в атаку, то увидели, что вся земля перепахана от взрывов, и лежал один убитый гитлеровец. Они все заранее знали».