"Вести" пообщались с Антоном Раевским, одним из самых ярких представителей одесского антимайдана. В процессе онлайн-беседы россиянин  рассказал о своих "отношениях" с СБУ, о том, зачем приехал в Одессу, как относится к Антону Давидченко и почему человек с нацистскими татуировками борется с "Правым сектором". 

- На днях СБУ распространила информацию о том, что в Одессе задержан гражданин России, сепаратист Антон Раевский. Чекисты сообщают, что выслали вас в Россию. Расскажите, как происходило задержание.

- А никакого задержания и не было. Начнем с того, что информация о моем возможном задержание поступила от надежных источников из СБУ, которые предупредили одного из руководителей «Одесской Дружины», что мне нужно покинуть лагерь или, проще говоря, спрятаться. СБУ заинтересовалось мною после того как одесский «Правый Сектор» написал на меня доносы в местные правоохранительные органы с требованием привлечь меня к ответственности за пророссийскую деятельность, иначе они сами возьмутся за меня. В мои планы не входило покидать лагерь «Одесской Дружины», что значило бы для меня остаться без средств к существованию. Именно в этот момент я принимаю решение радикализировать свою деятельность и предлагаю некоторым лидерам «Одесской Дружины» перейти к более решительным методам борьбы с киевской хунтой. Так мною было предложено ликвидировать лидера одесского «Правого Сектора» и в качестве исполнителя этого плана я назвал свою кандидатуру. К сожалению, руководители «Одесской Дружины» ответили мне отказом. Отговорки были разные, что мол якобы это ни чего не изменит, что на место него пришлют другого человека, что эскалация конфликта сейчас не уместна.

"Одесскую дружину" россиянин считает очень боеспособной организацией. Фото: vk.com

В тему В Одессе разоблачили диверсанта российских спецслужб

- После того, как вы засветились в СМИ, полагаю, ваше пребывание на Куликовом поле стало нежелательным для его участников…

- Мне предложили продолжить пророссийскую деятельность в других городах Украины, а именно уехать в Николаев, где меня должны были встретить наши люди. В Николаеве я должен был находиться пару дней с целью сбора информации о действительном положение дел в Херсоне и налаживанию контактов с тамошними активистами самообороны. Потом перебраться уже в сам Херсон, который имеет стратегическое значение. В Херсоне нужны люди для нападений на блокпосты, дабы дестабилизировать ситуацию в городе и дать возможность потом с меньшими потерями войти российским войскам. Но я отказался от этого предложения. В Харьков, Донецк, Луганск я тоже решил не ехать по ряду объективных причин. В первую очередь, потому что у меня не было контактов с тамошними руководителями самообороны и не было ни какой информации о возможном обеспечение членов самообороны всем необходимым (питание, жилье).И тогда я решаю покинуть территорию Украины. На следующий день я купил билет на вокзале до Питера. Прогулялся по славному городу Одесса. Переночевал у одного нашего человека, так как в лагере на Куликовом поле было уже не безопасно находиться. 26 марта я сел в поезд. На границе украинские пограничники не только не просмотрели мою сумку, но даже не поставили штамп в загранпаспорте, что мне запрещено посещать Украину. Я беспрепятственно пересек границу и спокойно добрался до Питера. Уже в Питере я узнал, что меня оказывается задержала СБУ и выдворила из страны. Забавно, не правда ли?

Раевский отрицает факт своего задержания сотрудниками СБУ. Фото: vk.com

- Антон, сейчас в соцсетях активно обсуждают, как вас выслали из Украины, а между тем мало кто знает, зачем вы сюда и приехали. Этот же вопрос хочется адресовать непосредственно вам.

- Первоначально я планировал поехать в Киев, как только стало известно о первых попытках захвата Киево-Печерской Лавры. В Крым изначально не планировал ехать, так как еще до референдума был уверен, что он войдет в состав России. К тому же там и без меня хватало российских добровольцев и были российские войска. Потом следил за новостями из Харькова и уже планировал ехать туда, но в последний момент передумал. В социальной сети ВКонтакте я наткнулся на группу «Одесская Дружина», которая приглашает добровольцев принять участие в жизни их спортивно-патриотического лагеря. Для членов лагеря предоставляется трехразовое бесплатное питание, всех добровольцев размещают в палатке «Одесской Дружины», каждый день проводятся тренировки, бойцы «Одесской Дружины» участвуют во всех общественных мероприятиях оппозиции. Я связался с одним из руководителей «Одесской Дружины». Мы обговорили мой приезд. В Одессе на вокзале меня встретили бойцы и сопроводили в лагерь...

Опыт боевых действий в Чечне черносотенец считает бесценным. Фото: vk.com

- Одним из лозунгов антимайдана, базирующегося на Куликовом поле, является «Фашизм не пройдет». Там враждебно относятся к «Правому сектору» и «Свободе» . Но судя по вашим татуировкам и фоткам, можно сделать предположение, что вы тоже имеете отношение к ультраправым организациям. Как вам удалось ужиться с куликовцами, которые, по крайне мере, на словах ненавидят фашистов?

- Среди участников «Одесской Дружины» люди разных религиозных взглядов и политических убеждений, но всех объединяет одно - желание бороться с бандеровцами, которые захватили власть на Украине. Что касается моих некоторых нацистских татуировок, то они ни сколько не мешали мне находить общий язык со многими бойцами «Одесской Дружины». К тому же эти татуировки были сделаны до моего возвращения в «Черную Сотню». Помимо этого среди бойцов "Одесской Дружины" немало националистов из самой Одессы. «Правый Сектор» называет пророссийски настроенных граждан Украины «путинцами», «ватниками», но когда среди этих граждан или добровольцев из России встречаются русские националисты, сразу начинаются истерические крики о «русском фашизме». Забавно, когда украинские шовинисты называют «фашистами» тех, кто борется с бандеровцами. Хочу сказать, что я являюсь соратником Всероссийского Православного монархического движения «Черная Сотня». Наша организация не поддерживает идеологию немецкого национал-социализма и итальянского фашизма, но это не значит, что мы, черносотенцы, например, поддерживаем межрасовые браки или нейтрально относимся к сексуальным меньшинствам. Мы настоящие русские националисты, а не гитлеристы и не фанатики, поклоняющиеся деревянным истуканам. Мы выступаем за возрождение в России абсолютного царского самодержавия, за главенство Православной веры и за возвращение русской нации ее религиозно-мистической миссии.

- Как вы в целом оцениваете движение Куликова поля, ведь ребят, собирающихся там, называют сепаратистами. Как назовете их вы?

- «Одесская Дружина» - это единственная боевая сила в городе, способная дать отпор тому же «Правому Сектору». Что касается других организаций, например, сторонников Антона Давидченко, то я не лучшего о них мнения, как и о самом Давидченко. «Сепаратисты», «титушки», «фашисты», как только не называют русских людей на Украине. Мне лично плевать, что там вякают русофобы.

- Какой итог для себя из украинских событий сделает россиянин Антон Раевский?

- Я ветеран боевых действий в Чечне, и моя война еще не закончилась. Пока еще живы те, кто восхищаются «подвигами» Сашка Билого и идущие по его стопам, мои кулаки будут сжаты.