Несмотря на минувшие почти 70 лет Великая Отечественная война до сих пор напоминает нам о себе. Почти каждый день находят все новые опасные приветы из прошлого: мины, неразорвавшеся снаряды и бомбы. В редакцию «Вестей» обратилась группа одесских моряков-дноуглубителей, поднявших со дна Черного моря тонны мин, бомб и снарядов, оставшихся со времен войны, которые в свои преклонные годы безуспешно пытаются пробиться сквозь стены бюрократии и получить статус участников боевых действий.

ПОСЛЕ ВОЙНЫ - В ПОРТ

После окончания войны возникла необходимость проведения масштабных дноуглубительных работ во всех портах Черного моря, в том числе, и одесского. Эту задачу возложили на сотрудников «Черномортехфота», одним из которых в конце 40-х стал прошедший войну одессит Аркадий Коваленко. Сегодня ему 85 лет, однако пенсионер отлично помнит, какой непростой была та работа.

«Сама по себе работа на земснаряде не опасна, однако когда мы приступили к выполнению поставленных задач, оказалось, что практически каждый день черпалка доставала со дна мины и снаряды, оставшиеся с военных лет, - рассказывает Аркадий Васильевич. - Каждый раз мы докладывали об этом в соответствующие службы, однако далеко не всегда получали помощь в виде саперов. Становиться в позу в то время было очень сложно да и непатриотично, поэтому зачастую работали на свой страх и риск». Результатом такой работы становились частые повреждения судов и даже трагические случаи, когда дноуглубители погибали в результате подрывов «гостинцев войны». При этом в документах о реальных находках не упоминали, и вместо выуженной мины в ведомости записывали, к примеру, чемодан. На тот момент моряки получали неплохую зарплату, а также «гробовые» - 15% прибавку к жалованию. О будущем моряки не задумывались. Однако прошли годы, мужественные люди, каждый день рисковавшие своей жизнью, постарели, пришло время выходить на пенсию, и тут оказалось, что за опасную работу им ничего не светит.

«По сути, помимо непосредственной своей работы, мы занимались разминированием акватории портов, однако в документах значится – только дноуглубительные работы. Следовательно, статус участников боевых действий нам не положен», - сетует ветеран «Черномортехфлота» Александр Котов. Начиная с 1993 года, старики оббивают пороги всевозможных ведомств, однако получают однозначный отказ.

Аркадий Коваленко с войны попал в "Черномортехфлот". Фото: Ростислав Баклаженко

CРАВНИЛИ С ТРАКТОРИСТАМИ

В 2006 году у дноуглубителей появилась надежда. В результате более чем трехлетних судебных тяжб капитан одного судов земкаравана «Багермейстер Федоренко» одессит Иван Мельниченко сумел получить статус участника боевых действий. Статус этот для ветеранов дает сейчас прибавку к пенсии около 200-250 гривен, 75% льготу на оплату комуслуг и бесплатный проезд в маршрутках. Мужчина в суде доказал, что дноуглубительные работы, выполняемые им в 2003 году в Севастопольском порту, являлись разминированием, так как в течение нескольких месяцев со дна было извлечено 57 снарядов. Аналогичных успехов, правда, еще и без суда добились их коллеги из Николаевской и Волынской областей. Воспрянув духом, ветераны «Черномортехфлота» обратились в Минобороны, однако вновь получили отказ.

«Эти люди имеют к участникам боевых действий такое же отношение, как и трактористы, - заявил «Вестям» главный военный комиссар Одесской области Юрий Пискун. – Те тоже могут наткнуться на снаряд во время распахивания поля. Мы рассматривали их документы, по ним созывалась специальная комиссия, которая дала однозначный ответ – прав на статус участников боевых действий они не имеют». По мнению, юристов, ситуация, в которой оказались дноуглубители, очень сложная, однако не безнадежная. «В Украине так повелось, что чиновники в разных областях по-разному трактуют закон, в Николаеве так, а в Одессе совсем иначе, - говорит юрист Василий Мирошниченко. – Поэтому этим людям нужно набраться мужества и обратиться в суд, тем более, что прецедент есть». Согалсен с ним и правозащитник Алексей Плужников: «Согласно закону дноуглубители, столкнувшиеся с миной или снарядом, обязаны предупредить оперативного дежурного порта, остановить свою работу и ждать саперов. Если же их сигналы игнорируют, то они просто обязаны отказаться от дальнейшего выполнения работ. А то, что они работали на свой страх и риск, их выбор, он не имеет никакого отношения к закону».

Черпалка регулярно доставала со дна "гостинцы" войны. Фото: из личного архива Александра Котова

ОПАСНЫЙ ПРЕЦЕДЕНТ

Таким образом, проблема моряков-дноуглубителей остается нерешенной, с каждым годом возраст и болезни подкашивают ряды этих мужественных людей. Не так давно скончался тот самый Иван Мельниченко, отсудивший себе статус. Казалось бы, от государства не убудет, если оно пойдет навстречу десятку ветеранов. Однако, как сообщил «Вестям» источник в Минобороны, в ведомстве сознательно тормозят этот вопрос, так как боятся, что аналогичных льгот могут потребовать и представители других профессий. «Знаете, в советское время на различные опасные работы привлекалось множество гражданских. Тогда вопросов не задавали, надо значит надо. Если сейчас дать статус этим людям, то скоро с аналогичным требованием придут те же колхозники, как бы смешно это не звучало. У нас тут участники АТО не могут получить статус, не то что дноуглубители», - поясняет наш собеседник.