Пока внимание общественности приковано к войне на востоке Украины, новый очаг напряженности может возникнуть на юго-западе страны — в Одесской области, на границе с непризнанной Приднестровской республикой. Уже несколько недель в Болграде и других городах Бессарабии (западная часть Одесской области) распространяются панические слухи о грядущих волнениях. Ожидают восстания сепаратистов (в районе сильны пророссийские настроения, которые подогревает проводимая мобилизация: местные гагаузы, болгары, русские, албанцы и молдаване идти на войну не хотят) и даже вторжения армии Приднестровья и расквартированных там российских частей.

Интересно, но в приграничных с Одесской областью районах ПМР распространяют аналогичную информацию, правда, с одной поправкой: напасть якобы планирует... Украина. Паника среди населения с обеих сторон границы разрослась до таких масштабов, что КГБ Приднестровья был вынужден опубликовать на официальном сайте сообщение о том, что ПМР не имеет агрессивных намерений в отношении Украины.

При этом чекисты ПМР, по сути, подтвердили факты информационной раскачки ситуации. По их данным, в последние дни вдоль границы с украинской стороны неизвестные, раскатывая на автомобилях, через громкоговорители оповещают местное население о якобы готовящемся со стороны Приднестровья вооруженном нападении на Украину.

Дополнительную пищу слухам дало решение командования ВМФ Украины провести в Бессарабии военные учения морских пехотинцев с привлечением бронетехники и авиации.

Военные в свою очередь информацию об учениях не опровергают. «Никакой паники нет и быть не может, ведь об учениях было известно заранее. Напротив, местные жители встречают наших ребят с большой симпатией», — заявил пресс-секретарь ВМС Олег Чубук.

Источник «Вестей» в Минобороны считает, что проведение учений в Бессарабии имеет целью не только боевое слаживание выведенных из Крыма морпехов, но и демонстрацию силы. «В области многие считают, что Одесса фактически превратилось в логово «Правого сектора» и к ним тоже скоро приедут. Чтобы немного успокоить население, в Бессарабию отправили морпехов, простых русскоязычных ребят. В какой-то степени это игра мускулами».

«В начале 90-х был проект создания Буджакской республики, согласно которому планировалось объединить гагаузов, проживающих в Молдове и Украине, в некое государственное образование, — говорит директор одесского регионального отделения Национального института стратегических исследований Артем Филипенко. — На сегодня он уже не актуален, однако сильные пророссийские настроения в Бессарабии имеют место быть. Впрочем, я не думаю, что дойдет до открытых выступлений. Все-таки для большинства людей пример Донбасса оказался очень показательным. Тем более что и в Гагаузской автономии (Молдова), где очень сложная ситуация, не все так однозначно, особенно после того, как Турция, вкладывающая деньги в развитие края, не поддержала автономистские настроения части местной элиты».

В то же время «Вести» решили посмотреть своими глазами, что творится на границе.

ГАГАУЗИЯ. САМА СЕБЕ БАШКАН

Более двадцати лет назад, в начале 90-х, на фоне противостояния Кишинева и Тирасполя взаимоотношения Гагаузии и Молдовы напоминали известный сегодня в Украине лозунг «Услышьте Донбасс»: гагаузы заявили об образовании своей республики, выходе из состава Молдовы и присоединении к СНГ.

Однако самопровозглашенную республику так никто никуда и не принял. Несмотря на то, что гагаузы взяли в руки оружие и получили поддержку ПМР, войны между молдаванами и гагаузами тогда удалось избежать — в 1994 году региону был присвоен статус автономного территориального образования. Гагаузам разрешили избрать свой парламент и его главу с говорящим названием «башкан». Но идея территориальной и экономической независимости до сих пор витает в воздухе — 2 февраля 2014 года в Гагаузии был проведен референдум, одним из главных пунктов которого было право этого региона на выход из состава Молдовы, если та присоединится к Румынии. Официальный Кишинев итоги референдума не признал, а его организаторов объявил сепаратистами.

Гагаузия - "Донбасс" Молдовы. Фото: А. Сибирцев

Население Гагаузии — это пестрая смесь из самих тюркоязычных гагаузов, болгар, русских и молдаван. Подавляющее большинство людей здесь говорит на гагаузском языке — брате турецкого. Но русский всегда был основным языком. Несмотря на попытки Кишинева молдовизировать регион, даже делопроизводство здесь ведется на русском. В большинстве школ официальный язык преподавания — русский. Уличная реклама и названия магазинов — тоже на «великом и могучем». О том, что Гагаузия все-таки территориально принадлежит Молдове, говорят лишь таблички на государственных учреждениях и дорожные указатели.

В начале 90-х я уже бывал в Гагаузии. Чадыр-Лунга и Комрат тогда запомнились плохими дорогами, странной гостиницей с «удобствами» прямо посредине номера и обилием на улицах людей с охотничьими ружьями. В отсутствие противника гагаузские бойцы тренировались в стрельбе по бродячим собакам. На горсовете Чадыр-Лунги развевалось знамя Гагаузии, на котором красовалась голова волка на голубом фоне с полоской орнамента. Сейчас это знамя осталось в прошлом — волка заменили на сине-бело-красный триколор со звездами. На улицах нет вооруженных людей, давно в прошлом плохие дороги — сразу после пограничного КПП на молдавской стороне украинское бездорожье сменяется ровным шоссе.

Гагаузия напоминает несколько сонное царство — за прошедшие годы в регионе многое изменилось к лучшему. Немалую роль в этом сыграли инвестиции Турции — в Анкаре считают своим долгом помогать своим «младшим братьям». Но сладкий сон региона скоро может смениться неприятным пробуждением. После недавнего подписания Кишиневом ассоциации с ЕС экономика Гагаузии начала медленно, но уверенно… тонуть.

«Гагаузия производит только сельскохозяйственную продукцию, которая всегда экспортировалась в Россию. После подписания ассоциации с Европой Россия ввела ограничения на импорт нашей пшеницы и фруктов. В Европе наши товары тоже не нужны — они проигрывают по цене продукции тамошних фермеров и сельскохозяйственных предприятий. Правительство Молдовы не дает ни копейки на развитие сельского хозяйства в Гагаузии, а в Европе аграрии подпитываются государством», — тревожится предприниматель из Комрата Николай Караман.

«ВОЙНЫ У НАС НЕ БУДЕТ, НАСМОТРЕЛИСЬ НА ДОНБАСС»

В Молдове, частью которой является Гагаузия, гражданам разрешено владение короткоствольным оружием — пистолетами. За небольшую плату проверяешься у психиатра, берешь разрешение в полиции, и вот ты счастливый обладатель того короткоствола, который тебе по карману — от бюджетного ПМ до элитного Глока. Автомат или винтовку тоже можно запросто приобрести, вопрос лишь в цене лицензии. Из десяти жителей Гагаузии восемь владеют пистолетом или карабином.

Между тем браться за оружие, как в 90-х, и устраивать бунт против центральной власти, исполняющей непопулярные пункты евроассоциации, гагаузы вовсе не собираются.

«Многие местные политики пытаются взбаламутить народ. Даже провели референдум по праву самоопределения. Однако это уже не 90-е — воевать никто не будет. Наоборот, все боятся слов «сепаратизм» и «война». Насмотрелись по телеку, что у вас в Украине происходит, в Донбассе. Это кошмар. Нам такие ужасы вовсе не нужны. Если ситуация станет совсем плохой, торговля упадет до нуля, будем не воевать, а искать счастья на чужбине», — говорит Василий Василеогло.

Многие местные жители давно готовы поменять место жительства — почти 90 процентов взрослых обзавелись паспортами других государств. «Некоторые давно получили паспорта Румынии или Турции — эти государства предоставляли возможность и даже настойчиво предлагали получить их гражданство. Лично я давно сделал паспорта Болгарии себе и своей семье — мы этнические болгары. У меня есть опыт и профессия автомеханика. Если совсем плохо станет, продам здесь все и уеду с семьей в Болгарию. Профессия есть — не пропаду», — признался Василий.

Центральные власти побаиваются социального взрыва в Гагаузии, помня о сепаратистских настроениях в регионе. «Недавно приезжали представители правительства, проводили со всеми местными бизнесменами и политиками профилактические беседы. Уехали спокойно — наши заверили, что бунта здесь не будет», — говорит Николай Караман.

Впрочем, определенный повод для тревоги у правительств Молдовы и соседней Украины есть. Еще в 2013 году башкан Гагаузии Михаил Формузал инициировал создание так называемой Народной гвардии в автономии. А буквально три недели назад башкан приступил к реализации спецпроекта — в каждом населенном пункте Гагаузии скоро должен появиться свой отряд ополчения из 40 человек. Предполагается, что гвардейцы будут подчиняться напрямую башкану. Полицейским Гагаузии оставляют лишь функцию поддержки Народной гвардии. Общая численность Народной гвардии должна составить не менее 1500 человек. Интересно, что Михаил Формузал дружит с Москвой и является одним из лидеров молдавской оппозиции.

ПРИДНЕСТРОВЬЕ. НЕПРИЗНАННАЯ КРЕПОСТЬ ВРЕМЕН СССР

Перед КПП на окраине приднестровского города Бендеры — вереница машин, ожидающих своей очереди на проход границы между Приднестровской Молдавской республикой и Молдовой. Полусонные молдавские полицейские разговаривают со мной на чудовищном суржике — смеси молдавского и русского языков. На стороне ПМР въезжающих встречают милиционеры в форме времен СССР. Чем дальше, тем больше напоминают о Советском Союзе памятники Ленину, доски почета возле предприятий и учреждений. Лишь современные билборды супермаркетов и АЗС возвращают обратно в XXI век. На вывесках супермаркетов и АЗС чаще всего красуется надпись самой большой фирмы Приднестровья: «Шериф». Говорят, что за этим предприятием стоит сын бывшего президента ПМР Игоря Смирнова.

На улицах Тирасполя и Бендер часто можно встретить людей в военной и казачьей форме. Служба в вооруженных силах ПМР длится один год, но, кроме срочников, многие служат в армии по контракту. Армия ПМР небольшая — около 7 тысяч солдат и офицеров, однако за счет резервистов за несколько суток может быть развернута до более чем 50 тысяч человек.

На украинской границе с Приднестровьем проверяют машины. Фото: novostnik.com.ua

... И облагораживают пропускной пункт. Фото: novostnik.com.ua

По мнению участника приднестровского вооруженного конфликта ПМР с Молдовой начала 90-х и бывшего офицера Советской Армии Сергея Пименова, оружия в Приднестровье больше, чем населения: «Когда из Приднестровья уходила 14-я армия, правительство Молдовы настаивало, чтобы все оружие россияне забрали с собой, чтобы приднестровцам ничего не досталось. Для вида порезали несколько танков и бронетранспортеров. Однако это было сделано лишь для вида — по документам, на металлолом порезали 100 танков. На самом деле танки тайком передали армии ПМР. Сейчас ПМР говорит о том, что танков на вооружении их армии всего пару десятков. Но в ангарах танков гораздо больше. Они на консервации, привести их в рабочее состояние и бросить в бой можно за несколько часов. Помимо этого, в ПМР есть предприятия, которые производят оружие. В Бендерах производят гранатометы, в Рыбнице — минометы. Оставленных 14-й армией боеприпасов на складах хватит на ведение войны на два-три года! Все это считается государственной тайной».

Несмотря на то, что республика до сих пор не признана ни одним государством мира, экономика ПМР не без трудностей, но работает за счет экспорта в Россию. Кроме того, здесь есть и еще одна статья доходов, о которой официальная пресса непризнанной республики старается не упоминать, — контрабанда и отмывка грязных денег. Деньги сюда заходят под видом инвестиций из России и в виде оплаты за якобы произведенные товары. Уже чистыми миллионы долларов перекачиваются через приднестровские и молдавские банки в западные.

Контрабанда до недавних пор была настоящим клондайком — через ПМР из Молдовы в Украину гнали дешевые сигареты, спиртное и «ножки Буша» — окорочка. Однако сейчас ситуация поменялась — после подписания Кишиневом евроассоциации традиционные товары контрабанды стали намного дороже. К слову, приднестровский рубль сейчас дороже гривни и молдавского лея — в обменниках ПМР его меняют на доллары по курсу одиннадцать к одному. А почти все приднестровцы, кроме паспорта ПМР, имеют второй — России, Болгарии, Румынии, Молдовы или Украины.

«Все приднестровцы считают Россию второй родиной. Многие получают там пенсии, у каждого второго в России родня. Поэтому, когда началась война в Донбассе, многие из наших казачков поехали туда воевать. У меня там три друга и брат воюют. Здесь они числятся на службе в казачьем полку. Есть среди ДНРовцев и наши военные из Приднестровья. Им даже зарплата капает. Они считаются откомандированными по службе, и, по документам, находятся на стажировке в России. Когда началась война в Донбассе, наш атаман вышел и предложил добровольцам ехать в Украину. И сейчас там несколько десятков наших казаков. Но будет еще больше — многие собираются поехать повоевать», — рассказал мне боец казачьего отряда в Тирасполе Игорь В.

В Бендерах - памятник погибшим в приднестровском конфликте. Фото: А. Сибирцев

Лишь побывав в ПМР, я понял причину тревоги украинских пограничников, врывающих БТРы на границе с Приднестровьем. Даже театральное ружье непременно стреляет в последнем акте пьесы. Настоящее оружие, которым переполнено Приднестровье, рано или поздно может всплыть где-нибудь на юге Украины. Кто и в кого будет стрелять из этого оружия, большой вопрос…

СЛУХИ

Похоже, что больше всех нервничают украинские пограничники. «Мы тут все на взводе, говорят, что возможны любые провокации, как 2 мая в Одессе, так что мы перестраховываемся. Поступает противоречивая информация. Например, что в Бессарабии могут поднять восстание против киевского правительства сепаратисты. А им на помощь придет армия ПМР и ополчение Гагаузии», — утверждает один из пограничников Андрей М.

Укрепляют границу капитально. На границе с ПМР идет активное обустройство стационарных огневых точек посредством вкапывания в землю танков и БМП. Продолжают рыть ставший уже знаменитым ров на всем 450-километровом расстоянии с Приднестровьем. Правда, пограничники утверждают, что ров сооружают для защиты от... контрабандистов.

Жители украинско-молдавского приграничья никакой радости от этого не испытывают, так как ездить друг к другу в гости становится все сложнее и сложнее, приходится действовать не по старинке, а через пункты пропуска.