Одесситы теперь не понаслышке знают, что означает: «Героям слава!» — в прошлую субботу, 9 августа, горожане встречали пограничников Южного регионального управления, вернувшихся с Донбасса. На улицу Левитана пришли несколько сотен горожан — родственников, друзей, знакомых погранцев, которые 22 дня находились в окружении в районе Должанского, Дьяково и Краснопартизанска. Все это время украинские военные, заблокированные в должанском котле, подвергались массированным обстрелам как со стороны боевиков ДНР, так и с территории Российской Федерации.

Вечная память При выходе из Должанского котла погибли одесские пограничники

В четверг десантники и пограничники после трехдневного боя прорвались из окружения и вернулись в свои военные части.

ОБСТРЕЛ С ДВУХ СТОРОН

Около 100 одесских погранцев приехали на трех автобусах— в боевой экипировке, небритые, усталые и... счастливые. «Папа!» — вопит чей-то ребенок, и вот уже сильные руки подхватывают малыша, прижимают к себе. Женщины не скрывают слез, мужчины молча стискивают вернувшихся бойцов в крепких объятиях. Встречающие кричали: «Слава Украине — Героям слава!».

Героев встречали объятиями и цветами. Фото: odcrisis.org

Многие из погранцев так и не снимают подсумков, набитых снаряженными рожками, через плечо — автоматы. О боях ребята говорят неохотно, заново переживая весь ужас: «У террористов снаряды не заканчивались. Лупили косо-криво, накрывали все подряд, но постоянно, почти каждый день. А мы уже знали: только со стороны России пройдет какая-то колонна — скоро будет обстрел. Со стороны РФ били точно — в основном прицельно по технике и по тем местам, где сбивались вместе максимум бойцов. Схема у них одинаковая — три пристрелочных залпа, а потом 30–40 залпов подряд», — рассказал нам один из пограничников.

Герои вернулись в Одессу. Фото: odcrisis.org 

Кстати, погранцы не стали жаловаться на то, что в должанском котле сидели без еды и боеприпасов: «Конечно, к боезапасу мы относились экономно, но патронов и гранат хватало: когда надо было пострелять, мы стреляли из всех стволов — мало им не казалось. Отступая, мы даже сожгли много остававшихся патронов, чтобы не тащить на себе. С сухпайками было тяжелее, но впроголодь не сидели», — делится воспоминаниями боец.

Слова "Душу й тіло ми положим" из уст пограничников звучат особенно проникновенно. Фото: odcrisis.org

ГЕРОИ НЕ УМИРАЮТ

Слезы радости в субботу сменились безутешными слезами в воскресенье: к сожалению, живыми в Одессу вернулись не все. Официально в Госпогранслужбе подтвердили смерть шести бойцов Южного регионального управления (среди них не только жители Одесской области): «Это то, что мы точно знаем на сегодняшний день. Всего с начала АТО в Одессе и области похоронили 12 военнослужащих, погибших в Донбассе», — рассказал «Вестям» руководитель пресс-центра Южного оперативного командования Министерства обороны Сергей Даниленко.

Сегодня в Одессе на Таировском кладбище похоронили старшего прапорщика, 48-летнего Виктора Дихтиевского, у которого осталась дочь. По жестокой иронии судьбы, он погиб в свой день рождения — 6 августа. Похоронили и жителя Овидиополя, 26-летнего Евгения Колесниченко. Еще четверо погибших служили солдатами — это Николай Антипов, Сергей Бойко, Виктор Кумановский и Александр Заец. Даты их похорон пока не известны.

Волонтеры, которые помогли с экипировкой пограничникам, говорят, что погибших намного больше: «По нашей информации, 18 пропало без вести. Ребята говорят, что погибших намного больше, причем многих просто не забрали с собой, когда уходили — не было возможности. За 22 дня котла вообще непонятно, сколько наших там полегло. Счет идет на сотни», — говорит волонтер, который с первых дней возит гуманитарную помощь в зону АТО из Одессы. Говоря о погибших, волонтер уточняет, что имеются в виду жертвы среди всех военных подразделений, находившихся в котле у границы с РФ (а это пограничники и десантники 79, 72 и 24-й бригад).

На этой почве в соцсетях активно ползут слухи о том, что в Одессу на выходных самолетом якобы доставили 78 гробов с погибшими уроженцами Одессы и области. В Минобороны эту информацию не подтвердили: «Мы не ведем статистики по пропавшим без вести, и пока мы не знаем, есть ли еще погибшие именно из Одесской области, кроме тех, кого уже похоронили», — пояснил Сергей Даниленко.

Кстати, приходят с фронта и обнадеживающие весточки: один офицер погранслужбы, который числился пропавшим без вести, нашелся в запорожском госпитале, он был серьезно ранен во время прорыва, его подобрали десантники и передали медикам.

Завтра в Одессе и области объявлен однодневный траур: все флаги будут приспущены, а развлекательные мероприятия должны быть отменены. Получат ли материальную помощь от местных властей семьи погибших, пока непонятно: «Им будет оказана помощь от государства как семьям погибших участников боевых действий. Размер единовременного пособия составляет 609 тыс. грн», — пояснил Даниленко.

Впрочем, друзья погибших возмущены тем, что деньги на похороны пришлось собирать самим: «Друзья скидывались, хотели деньги отдать дочке Вити (Дихтиевского. — Авт.), она у него одна, больше родных нет, а пришлось потратить на похороны». Военные говорят, что помощь от государства придет позже: «Просто государство не может так оперативно перечислить помощь, деньги придут», — заверил нас Даниленко.

Тем временем служащие Южного управления ГПС признаются, что собирают деньги на помощь семьям погибших и тем, кто вернулся с фронта: «Кто по 100, кто по 150 грн, а кто и больше. Это так тяжело — хоронить сослуживцев, нет тех денег, за которые мы бы могли их вернуть», — рассказала нам одесситка, которая служит в погранвойсках.