В Украине хотят внедрить в жизнь программу военного всеобуча. В идеале планируют обучить военному ремеслу каждого взрослого человека независимо от пола. «Вести» первыми побывали на полигоне возле Черноморского и на своем опыте узнали, чему же планируют учить.

В БРОНИКЕ И БОСОНОЖКАХ

«Да уж, девушка, ну у вас и экипировка, конечно. Вы ж на полигон явились!» — неодобрительно хмыкает офицер, глядя на мои летние босоножки и шорты.

Я пока не понимаю, о чем он — понимание, правда, придет совсем скоро. Первое испытание — психологическая полоса препятствий. Под звуки взрывов и человеческие крики, доносящиеся из динамиков, бравые курсанты академии показывают, как преодолевать стены и рвы с едким газом, отстреливаться от противника, прикрывать товарищей и ползти под колючей проволокой, на которой развешены... куски протухшего на солнце мяса и внутренности какого-то животного. Это проверка психики на устойчивость, спокойно рассказывают сами курсанты, которым эти средства устрашения уже привычны.

«Главное на полосе — следить за тем, что делают твои товарищи, нужно себя морально подготовить и быть внимательным», — рассказывает третьекурсник Тарас Вашук. Делать это нужно, неся на себе полное обмундирование и снаряжение, которое запросто может весить до половины веса бойца.

Фотогалерея На полигоне под Одессой обучат военнообязанных

Признаюсь честно, надышавшись дымом от дымовых шашек, от которого першит в горле и слезятся глаза, на колючую проволоку с мясом, на преодоление полосы, не решилась, отложив до следующего раза. Командир добавил тревог: «Вы, когда фотографируете на поле, под ноги смотрите — здесь змей полно».

А вот следующий этап — изучение БТР и БМП — прошел на ура. Надев тяжеленный шлемофон (к своему стыду, сначала — задом наперед), спускаюсь в люк и внимательно слушаю водителя. Он терпеливо объясняет что-то про рычажки и кнопки, как прицеливаться и поражать мишени, но от невыносимой жары (на улице — под 40 градусов в тени, а БМП стоит на солнцепеке) мозг под шлемофоном буквально закипает. С горем пополам и под чутким руководством курсанта выстрел был произведен, правда, мимо цели — ну не все же сразу. Кстати, прицеливаться очень неудобно, невысоким бойцам приходится приподниматься над сидением и в такой неудобной позе следить за мишенью, иначе не достать. И как только начинаешь что-то понимать, голос командира в шлемофоне неумолимо сообщает, что на этот раз достаточно.

После 15 минут в БМП жаркий суховей над выжженной степью кажется прохладным ветерком, но нас ждут автоматы и пулеметы.

Тут уже не обошлось без бронежилета и каски: «Ты точно не упадешь?» — заботливо спрашивает подполковник, глядя на то, как я покачиваюсь под тяжестью броника. Поручиться за себя не могу, но, подхватив пулемет Калашникова, отправляюсь на позицию вместе с сопровождающим меня курсантом. «Товарищ подполковник, боец же ноги обожжет!» — кричит ему курсант, когда мы подошли к позиции: нескольким кирпичам и черному мату, на который нужно лечь и который донельзя раскалился на солнце. «Ну так китель постели, ты ж мужик», — отвечает ему подполковник. Сняв китель и приготовив мне место, курсант показывает, как обращаться с оружием.

Несмотря на все мои усилия, передернуть затвор не получается, хоть плачь: «Ладно, я сам, не расстраивайся», — говорит мне 19-летний паренек. К своему огромному удивлению, в мишень я попала целых два раза! Но вот незадача: прицеливаясь и так, и сяк, с кителя сползла, и ноги в самом деле немного обожглись, вдобавок в большой палец на ноге впилась острейшая колючка. Стойко перенося тяготы, достреливаю ленту и, перепачканная землей и оружейной смазкой, докладываю, повторяя за курсантом: «Боец стрельбу окончил!» «Окончила! Ты же девочка», — смеется парень, но мне пот из-под каски застилает глаза, а палец нестерпимо болит и кровоточит, тут уже не до таких тонкостей.

Впереди — обучение минно-взрывному делу и обустройство засады, обед, состоящий из супа и каши с тушенкой (обедают на полигоне стоя, лично мне стол пришелся как раз на уровне подбородка), теплая вода из фляг, вкуснее которой, кажется, ничего нет, и понимание, что нашим военным в зоне АТО намного сложнее. Кстати, граждан планируют только обучать, оружие домой давать не будут, в отличие от норвежцев и швейцарцев...

Важно знать Кого призовут в новой волне мобилизации

РЕЙНДЖЕРОМ МОЖЕТ БЫТЬ КАЖДЫЙ

Военные одобряют инициативу Минобороны: «Я давно об этом думаю, и у Украины нет другого выхода. Служить должны все, без исключения, без возможности отмазаться. Я считаю, что нужно создавать специальные центры, в которых спецы будут обучать гражданских воевать, что-то по типу американских рейнджеров (элитный спецназ США, имеющий почти 300-летнюю историю. — Авт.). Я бы сам такой центр с удовольствием организовал в Одессе. За месяц, максимум два, можно из любого неподготовленного человека сделать такого, который будет себя уважать. Я общаюсь с русскими, они в шоке и говорят о наших бойцах: «Вы научились воевать. Это чудо!». Армию уничтожали 20 лет, но еще не все потеряно», — уверен экс-ректор Одесского института сухопутных войск Анатолий Троц.