55 одесситов, задержанных ранее силовиками по подозрению в организации событий 2 мая, а также в подготовке террористических актов и диверсий на территории Одессы, в ближайшее время могут обменять на украинских военнопленных, которые находятся в руках боевиков ДНР и ЛНР. В распоряжении «Вестей» оказался список одесситов, которые находятся в Одесском, Лукьяновском и Винницком СИЗО.

Как рассказал лидер Антимайдана Антон Давидченко, который после освобождения Шевченковским судом Киева проживает в Крыму, с этим списком 27 октября он отправился в Донбасс: «Передам списки одесских политзаключенных для обмена на украинских военнопленных. Это единственная возможность спасти ребят от произвола судебной системы».

Активисты в обмен на военнопленных

Большинство уголовных статей, которые инкриминируют задержанным, касаются организации терактов и массовых беспорядков, причем виновным может грозить до 15 лет лишения свободы. Примерно половина списка была в компьютере задержанного СБУ редактора пророссийского сайта «Инфоцентр» Евгения Анохина. По словам его друга, лидера Антимайдана Антона Давидченко, этот список Анохин составлял для того, чтобы попытаться обменять задержанных на украинских пленных в Донбассе. Теперь в обновленный перечень попал и сам Анохин.

Среди более чем полусотни задержанных есть довольно известные в Одессе личности, в частности, лидер организации «Молодежное единство», близкий друг Давидченко Андрей Ткачук, которого подозревают в организации обстрела блокпоста в Котовке, а также задержанный еще в марте вице-президент федерации «Киокушинкай каратэ уния Украины» Юрий Танклевский, которого подозревают в посягательстве на территориальную целостность Украины.

Пожалуй, неожиданностью стало присутствие в списке Сергея Долженкова, более известного как Капитан Какао. Он был задержан СБУ в мае по подозрению в организации столкновений 2 мая. На прошлой неделе Приморский райсуд Одессы продлил ему содержание под стражей до 1 декабря. По словам наших источников в правоохранительных органах, то, что Долженкова включили в негласный список для обмена, может означать, что уголовное производство в отношении него закроют.

Кстати, о практике обмена задержанных на украинских пленных недавно сообщила украинская миссия управления Верховного комиссара ООН по правам человека: «12 сентября трое задержанных были освобождены из Одесского следственного изолятора, чтобы обменять их на украинских пленных, несмотря на якобы отказ двух из них от обмена», — сказано в отчете.

По неофициальной информации от близких и родственников задержанных, за последние полтора месяца из СИЗО выпустили не менее 10 одесситов, в том числе членов так называемой Бригады оперативного реагирования, которая организовала поджоги отделений ПриватБанка и партийных офисов. Большинство тех, кого обменяли на украинских пленных, остались воевать в рядах ДНР и ЛНР, те же, кто вернулся в Одессу, от общения с прессой отказываются, опасаясь, что вновь попадут в поле зрения силовиков.

Политологи не склонны видеть в происходящем чего-то экстраординарного: «Это очень закрытый, деликатный процесс, о котором открыто никто не скажет. И с той, и с этой стороны порой хватают всех подряд, лишь бы потом обменять. Украина — не первооткрыватель в этом вопросе, аналогичные проблемы были в Израиле в 60-х годах и во время балканских конфликтов в 90-х. Думаю, массового недовольства людей тем, что от наказания может уйти кто-то из одиозных фигур, ждать не стоит», — считает политолог Кость Бондаренко.