– Как вы пережили огромную волну критики в ваш адрес?

– А критиковали кто... как раз те, кто из этой команды, больше никто. Во-первых это было так наиграно, когда этот ролик выпустили туда, все было… я вам откровенно говорю, хотите верьте-хотите нет, но это было все грамотно спланировано и смонтировано. Тем более, когда наши разбирали все это дело, там было сто процентов доказано, явно, что это был монтаж. Друзья и знакомые от меня, конечно, не отвернулись, все было в порядке. И с руководством я общался, точно так же как и с вами, они все прекрасно понимали. Говорили, что был приказ с самого-самого-самого верха. Под давлением общественности меня и уволили.

– Чем сейчас занимаетесь?

– Работаю в частной фирме, я мог бы восстановиться в ГАИ, но желания абсолютно никакого не было. Общаться вот с такими вот людьми, как эти, а их сейчас столько развелось, что просто… И они уже неоднократно попадались по своей вине в ДТП, хотя махали шашками и кричали что они все такие белые и пушистые.

– Что было после увольнения?

– Было сложно. Жена после ДТП, дети у меня. После случая этого мне помогали морально, финансово. В принципе недолго я был без работы. Меня поддержал депутат наш местный одесский, в том числе и материально, и вот предоставил мне работу. Я у него на фирме работаю, доволен.

– Что еще изменилось в вашей жизни с приходом популярности?

– Люди узнают. Ездил после всего этого по своим делам в украинские города – Хмельницкий и тд, общался с людьми, меня узнавали, и все прекрасно понимали, что это все подстроено, просто подняли очень волну. Я как с армии пришел, так и всю жизнь на той службе. Ну, произошло, жизнь не останавливается на этом. Этот инцидент направил мою жизнь в хорошее русло.

– То есть тот инцидент изменил вашу жизнь к лучшему?

– Оно так и есть, поверьте. Я просто стал больше выходить из дома, общаться с семьей. А тогда – утром ушел, ночью пришел. Меня уже дети чуть ли не дядей называли. Там такая служба, что ого-го, пускай кто-то из этих подростков выйдет хоть раз и до конца простоит смену. А потом вторую-третью и пусть узнают, что это такое. А сейчас у меня больше свободного времени, и заработок больше и уважение людей.

– И все же. Как вы относитесь к украинскому языку?

– Абсолютно нормально. Честно говоря, после всего этого даже ненависть к нему не появилась. Я и ребенка своего отдал в украинскую школу (еще до инцидента –Авт.), чтоб он общался. У нас был выбор ребенка отдать в русскую или украинскую школу, я сразу выбрал украинскую. Отец и мать на украинском общаются, и сестра, я и сам понимаю и сам общаюсь, когда приезжают.