Третий год добиваются в судах права на собственное жилье двое братьев-одесситов, оставшихся сиротами много лет назад.

История Стюарта и Коллинза Йапарама началась еще в середине 80-х, когда их мать влюбилась в студента Одесского медина, приехавшего на учебу из Танзании.

Впрочем, их любовь пришлась не по вкусу родным девушки: после свадьбы ее отец и мачеха выгнали новобрачную из квартиры, ордер на которую они, правда, получали когда-то вместе. Молодые жили на съемных квартирах, в 1987–88 годах у них родились сыновья, однако новоиспеченный дедушка жить с внуками категорически не желал, упрекая дочь в том, что связала свою жизнь с темнокожим. К сожалению, позже пути влюбленных разошлись: танзаниец уехал к себе на родину, а мать мальчишек начала выпивать, а позже тоже исчезла из их жизни.

«Мальчики остались на улице. 3 января 1994 года их нашли в сугробе одесские милиционеры, дети не ели несколько дней. После этого братья остались жить в детдоме, и началась борьба за то, чтобы их зарегистрировали в квартире, то есть за соблюдение их законных прав», — рассказала «Вестям» адвокат братьев Марьяна Голотова.

Дедушка мальчишек и его супруга лишили их мать права на проживание в квартире через суд, правда, не сообщив при этом судебной инстанции, что у исчезнувшей женщины есть двое маленьких детей.

«С 1995 по 2004 год соцслужбы пытались зарегистрировать детей в квартире, но безуспешно. Три года назад выросшие парни обратились в суд, и вот месяц назад Киевский суд принял решение, что они имеют право на проживание в квартире. Дедушка ребят уже умер, но его супруга подала апелляцию, поэтому пока они не могут вселиться», — пояснила Голотова.

Тем временем парни не унывают: занимаются спортом, а несколько лет назад организовали группу «Черный кайф»: «Группа творит в стиле поп и хип-хоп, мы снимаем клипы, играем в клубах. Ни в коем случае не унываем и стараемся себя реализовать творчески», — рассказывает Стюарт, который несколько лет назад даже участвовал в реалити-шоу «Дом-2».

А пока парни живут в съемной летней кухне в доме пожилой одесситки — на лучшее жилье денег не хватает.