Громкое дело о поимке банды террористов, о чем чуть больше года назад заявили одесские силовики, до сих пор рассматривается в суде. Тогда СБУ сообщила, что несколько одесситов собирались похищать богатых горожан, одевать им на шеи ошейники со взрывчаткой и требовать выкуп.

Впрочем, в суде дело забуксовало, в нем то и дело назначают перерывы, а обвиняемые написали десятки писем руководству Украины, заявляя о пытках и нарушениях их прав. Свою вину они категорически отрицают.

Прокуратура уверена, что сможет доказать их виновность без труда, и не исключает, что будет требовать для обвиняемых высшей меры наказания - пожизненного заключения.

Версия прокуратуры

О громком задержании банды одесситов СБУ заявила в октябре 2013 года. По словам силовиков, оно должно было войти в анналы украинской криминалистики. По версии спецслужб, четверо одесситов под предводительством 31-летнего Максима Ч. решили изготовить гексогеновые ошейники для одесских богачей, а затем вымогать у их родственников выкупы. Сценарий должен был стать достойным Голливуда: «Ошейник с начинкой из гексогена (взрывчатое вещество. - Авт.) придумал и изготовил главарь. Другой участник группы, талантливый программист, разрабатывал программное обеспечение, которое позволило бы посредством Интернета и мобильной связи держать связь с заложником и управлять ошейником. Остальные подельники должны были следить за потенциальными жертвами и похищать их. Самое страшное в том, что злоумышленники не собирались оставлять жертву в живых. Несчастного намеревались взорвать, чтобы запугать следующих жертв, а убийство записать на видео», - рассказали в одесской облпрокуратуре.

Первыми жертвами должны были стать дочь соучредителя ПАО «Одескабель» и совладелица сети одесских аптек, причем требовать за своих жертв друзья собирались не менее $500 тыс.

Впрочем, ни одно из преступлений совершить не удалось, в конце сентября сотрудники спецподразделения «Альфа» задержали четверых друзей, заявив, что не стали дожидаться первого преступления, чтобы взять банду по горячим следам (первое похищение, по версии спецслужб, парни планировали на середину октября), так как возникла опасность раскрытия внедренного в банду агента СБУ, пятого участника группы, который сейчас на свободе и является свидетелем обвинения.

Остальные четверо - Максим Ч., Виктор К., Николай Г., Владимир Е. - уже больше года в одесском СИЗО.

Заявляют о пытках

Дело «гексогеновых ошейников» было передано в суд еще в начале марта этого года, однако серьезных подвижек в судебных разбирательствах нет: за все время удалось допросить нескольких свидетелей и одну из потерпевших - совладелицу аптек Аллу П. Интересно, что во время допроса Алла П. пояснила суду, что никого из обвиняемых ранее не видела и ни от кого из них угроз не получала, а о готовящемся похищении узнала... от следователя прокуратуры. Впрочем, сейчас она требует возмещения ей морального и материального ущерба из-за перенесенного нервного потрясения в размере около 200 тыс. грн.

Тем временем обвиняемые категорически отрицают свою вину, более того, заявляют о примененных к ним силовиками пытках, побоях и нарушениях законодательства во время проведения обысков и допросов: «В Единый судебный реестр внесено уже два уголовных производства в отношении следователей в связи с превышением ими служебных полномочий. Останавливаться на этом мы не собираемся. Мой внук, Виктор, ни в чем не виновен, но ему ломают жизнь, разрушили его бизнес по продаже компьютеров. Сколько ходатайств он подал, чтобы ему заменили меру пресечения на домашний арест, чтобы он мог и дальше ухаживать за своим онкобольным дедом, с которым жил в одной квартире, - все бестолку. А недавно дед умер - даже не попрощался с внуком. При обысках у Вити ничего не нашли, никаких улик, экспертиза показала, что на его компьютере нет никаких программ по управлению взрывным устройством. Зато вся дневная выручка из его магазина - несколько тысяч гривен - бесследно исчезла», - рассказала «Вестям» бабушка Виктора К. Эвелина Константиновна.

О нарушении прав обвиняемых говорит и мать Максима, Ольга Олеговна: «Обыски проводили ночью - это запрещено. Мы не знаем, что там в итоге нашли, но зато я точно знаю и присягну на чем угодно, что в руках у тех, кто пришел его проводить, были какие-то пакеты. Нашли, правда, детскую присыпку и наполнитель для кошачьего туалета - видимо, думали, что это и есть гексоген. Больше, насколько нам известно, не нашли ничего, да и не могли найти. Да, еще чуть ли не главным доказательством того, что ребята изготавливали взрывное устройство, стал рубец на левой руке Максима. Следователи говорят, что он поранился, когда делал взрывчатку. Так вот, много лет назад, когда он учился на столяра, он сильно порезался инструментом - чуть палец не отрезал, отец возил его в больницу. С тех пор остался огромный шрам. Но это даже никто и не думает проверить», - говорит мать Максима.

Вчера Малиновский райсуд Одессы в очередной раз продлил содержание четверых обвиняемых под стражей.

Агент задолжал обвиняемому

Сообщение СБУ о внедрении в группу будущих террористов своего агента, который и обратился с заявлением о готовящемся преступлении в правоохранительные органы, сторона защиты обвиняемых трактует иначе: «Пятый участник так называемой группы — тот самый агент Валентин Д. был знаком с Максимом Ч., они учились в 5-й гимназии, только Валентин младше. У Максима небольшой бизнес по установке окон, у Валентина был продуктовый магазин. За полтора года, начиная с декабря 2012 года, Валентин несколько раз одалживал у Максима деньги якобы для развития бизнеса. Согласно распискам, общая сумма составила $82 400, которые он долго не отдавал.

В конце сентября прошлого года Максим пригрозил ему, что пойдет в суд. На следующий день Максима и его товарищей по несчастью задержали. В конце марта этого года Малиновский райсуд вынес решение взыскать с Валентина эту сумму в пользу Максима, но он ничего не вернул», — рассказала нам адвокат Максима Инна Мажеру.