Сегодня, 1 декабря, в возрасте 67 лет умер одесский писатель-юморист, драматург, сценарист, один из создателей Юморины Георгий Голубенко.

Одесские потери Умер замруководителя Всемирного клуба одесситов

"Чуткий, светлый, страшно ранимый человек", – написала в социальной сети советник мэра Одессы Елена Павлова.

В начале ноября в Доме клоунов прошли премьерные показы спектакля "Одесский подкидыш" по его пьесе. Фильм "Улыбка Бога, или Чисто одесская история" режиссера Владимира Аленикова, созданный по книге Голубенко "Рыжий город. Новые одесские рассказы", удостоен ряда наград на фестивалях.

Он был одним из руководителей благотворительного фонда «Будущее» для детей-инвалидов, известного как "Дом с ангелом" Бориса Литвака (скончался в апреле этого года).

"У Одессы горе. Ушел Георгий Андреевич Голубенко. Который наш любимый Гарик Голубенко, который - Юморина, Джентльмены и "Рыжий город", который еще в День города держал нас всех на одном вдохе на Бабель-фесте, который еще только пару недель назад вместе с с Масками и со всем городом радовался премьере своего "Одесского подкидыша". Большой писатель и чуткий, светлый, страшно ранимый человек. Не укладывается в голове. Уходят люди, которые без кожи, которые живут голыми нервами, отдают себя, оставляют после себя свет", – отметила Павлова.

Вот как Голубенко описывал появление идеи о создании Юморины:

"Это был хмурый осенний день 1972 года. Я со своими друзьями кавээнщиками отправился на выступление в районный центр Одесской области. Настроение было тоскливым, так как недавно КВН запретили. Автобус трясло из стороны в сторону. В конце концов, водитель сбился с пути, и мы заблудились. Будущее казалось бесперспективным и серым, как и пейзаж за окном. Чтобы как-то себя развеселить, мы стали придумывать, чем (в юмористическом плане) можно было бы удивить Одессу. Решено было попробовать провести в городе грандиозный фестиваль смеха, которому мой друг Олег Сташкевич предложил дать название «Юморина». В ту осеннюю ночь в старом автобусе у нас появилось множество идей, но казалось, что их будет очень сложно осуществить. Поэтому не могу передать, какое чувство радости посетило меня некоторое время спустя, когда я с балкона Дворца студентов смотрел на многотысячные колонны одесской Юморины. Но даже тогда я не предполагал, что этот праздник станет всемирно известным и войдет в историю Одессы на многие годы".