В сентябре многие украинские СМИ облетело сообщение, что на полигоне «Широкий лан» в Николаевской области, объявляя сбор на построение, командир выпустил сигнальную ракету, которая смертельно ранила его подчиненного. Как выяснили «Вести», ЧП до сих пор фактически не расследуется, а главный участник третий месяц в воинской части без довольствия.

СНЯЛИ С ПОЕЗДА

24 сентября на полигоне «Широкий лан» был обычный тренировочный день. Поздно вечером одессит Владимир Жигун, как и обычно перед построением, выпустил сигнальную ракету РСП-30. Однако что-то пошло не так, и, резко изменив траекторию полета, снаряд смертельно ранил в голову стоявшего в нескольких метрах рядового Евгения Кисляченко. Спустя две недели тот умер, так и не придя в сознание. Родные Евгения говорят, что претензий к лейтенанту нет, однако судьба военнослужащего зависла в воздухе: 29 сентября его задержали представители военной прокуратуры, однако обвинение ему не предъявлено, а сам он находится в воинской части. «Меня сняли с поезда перед самой отправкой в АТО, — рассказывает Владимир, — мои вещи так и уехали на фронт. Когда меня привезли в часть, следователь прокуратуры дал мне номер своего мобильного. Я ему потом долго пытался дозвониться, но номер постоянно не в сети, как будто за границей. Больше со мной никто не общался, не было ни допросов, ни следственных экспериментов, ничего».

ФОРМАЛЬНО НЕ ПОД СТРАЖЕЙ

Как выяснили «Вести», юридически Владимир проходит по делу... как свидетель. Однако за все это время его даже не поставили на довольствие. «Если бы не помощь волонтеров, — говорит помогающая военнослужащему волонтер Оксана, — он просто умер бы там от голода». При этом, по словам адвоката Владимира Юлии Токаевой, уголовное производство по этому делу начато лишь недавно: «Следователи не опросили ни одного свидетеля и со мной общаются неохотно. Что касается вопроса с довольствием, то разумного объяснения этому просто нет. Да и вообще, Жигун не один такой в той военной части. Большая часть тех бойцов обеспечивается исключительно волонтерами».

В то же время в военной прокуратуре говорят, что свободу Жигуна никто не ограничивал: «Владимир Жигун не под стражей, и силой его никто не удерживает. Еще не завершена экспертиза, по делу ведется следствие», — объясняет пресс-секретарь Военной прокуратуры Южного региона Павел Аксенов. Однако по словам адвоката, в реальности Владимир покинуть часть не может, поскольку туда он прикомандирован, а если уедет, следствие это может расценить как попытку бегства и признание вины. Сам же Владимир готов, как и планировалось, ехать в зону АТО: «Я хочу поскорее вернуться на фронт к своим ребятам. Мне надоело тут сидеть».

Кстати, ракеты, одна из которых привела к трагедии, по-прежнему используются. Хотя, по словам военнослужащих, это довольно опасное в обращении устройство даже в исправном состоянии. Ракеты, чей пятнадцатилетний срок годности истек, подлежат списанию, однако, как утверждают Владимир и его сослуживцы, им выдают ракеты 1985 года выпуска.