Вчера, 29 января, решением одесского исполкома были существенно расширены права созданного летом 2014 года городского департамента муниципальной безопасности. Отныне в его ведение попали сразу восемь статей Административного кодекса. При этом общественники выражают опасение насчет таких широких полномочий. «Они могут использоваться для давления на неугодных активистов и общественные объединения», — заявил одессит Леонид Штекель.

Как пример, общественники приводят конфликт, произошедший в ноябре на Ланжероне, когда группа людей спортивной наружности размахивала удостоверениями Одесского городского совета. В мэрии парируют: конкретно эти люди к департаменту отношения не имеют. Юристы же констатируют: мэрия дублирует функции милиции. «Таким образом, они утверждают, что милиция со своими обязанностями не справляется», — пояснил «Вестям» юрист Василий Мирошниченко.

Что может Департамент муниципальной безопасности

Итак, в поле деятельности департамента муниципальной безопасности переданы восемь статей Административного кодекса. Большинство из них находятся в правовом поле деятельности участковых или патрульной службы.  На первый взгляд, хорошая реализация этой идеи позволит сделать жизнь города лучше. Однако механизмы работы департамента пока хромают.

Так, по закону процедура выписки административного протокола включает в себя массу нюансов. Как пояснил заместитель начальника Управления общественной безопасности облУВД Роман Кузьмич, к примеру по ст. 106 КУАП (выращивание конопли), составляется админпротокол, и он направляется в суд, а наркотические растения должны изыматься: «Если посев находится на территории частной собственности, попасть на нее без разрешения владельца имеют право только правоохранительные органы». А ст. 154 (нарушение правил содержания собак и кошек) допускает выгул собак определенной категории без намордников.

«Для того чтобы правоохранители составили протокол, должен быть заявитель. По результату этого заявления проводят беседы с хозяином собаки и при необходимости с соседями. Затем составляется протокол, который рассматривает админкомиссия. Поэтому сложно представить реализацию решения о разделении ответственности (между муниципальным департаментом и силовиками. — Авт.)», — прокомментировал Роман Кузьмич.  Помимо собачек и конопли, есть у муниципальной безопасности и более серьезные полномочия, например отслеживать нарушения по следующим двум статьям: ст. 185-1 «Нарушения порядка организации и проведения сборов, митингов, уличных походов и демонстраций» и ст. 186-5 «Нарушения законодательства про объединения граждан». 

При этом юристы уверяют, что для горожан вряд ли что изменится. «Это просто дублирование уже существующей системы, ведь департамент не связан с правоохранительной деятельностью. Права на применение силы сотрудники также не имеют. Отсутствует и законодательная база для таких решений. К тому же стоит задуматься, могут ли сотрудники департамента проникать на территорию частной собственности и как будет доводиться дело до конца — передача протоколов в суд или на рассмотрение административной комиссии, — сомневается юрист Василий Мирошниченко. — Возможно, реформа МВД, которая сейчас разрабатывается, сможет создать юридическую базу для данного органа и его сотрудники смогут сразу влиться в новую структуру. Однако у меня, если честно, это вызывает сомнение».