Oколо одиннадцати вечера 17 февраля жители Приморского района вновь услышали взрыв. Его эпицентр находился возле входа в подвальное помещение на улице Большая Арнаутская, 85. Само помещение принадлежит лидеру местного Автомайдана Евгению Резвушкину.

По мнению правоохранителей, мощность взрывного устройства эквивалентна 1 кг тротила, а по своему характеру оно очень похоже на адскую машинку, сработавшую на ул. Коблевской, где неделю назад, 11 февраля, от взрыва пострадал хостел «Море». 

Всего с начала декабря в городе произошло уже 10 взрывов, восемь из них были квалифицированы как теракты. Силовики регулярно рапортуют о задержании диверсионных групп и отдельных преступников с целыми арсеналами оружия. Однако несмотря на это, взрывы продолжаются с угрожающей регулярностью. Правоохранители всеми силами уклоняются от комментирования версий, объясняя это интересами следствия.

При этом, по нашей информации, в большинстве случаев, несмотря на вроде бы схожий почерк, они проходят по разным уголовным производствам. И, хотя еще в прошлом году была создана совместная группа СБУ, МВД и прокуратуры, по нашей информации, общей линии следствия до сих пор не существует. При помощи экспертов и источников в правоохранительных органах мы проанализировали основные версии происходящего.

Версия 1. ПРОРОССИЙСКИЕ ДИВЕРСАНТЫ

В пользу этой версии чаще всего говорят официальные сообщения силовиков: то группу из Приднестровья задержали, то гражданина РФ. На это же указывают и места, в которых закладывали взрывчатые вещества — магазин патриотической символики, офисы волонтеров, помогающих воинам АТО, отделения ПриватБанка, который поддержал украинских военных или персональные атаки на лидеров проукраинского движения. «Ни одесской, ни киевской бизнес-элите не выгодна дестабилизация ситуации. Больше всего в этом терроре заинтересованы пророссийские силы», — считает политолог Сергей Пудич. Такой же версии придерживается и его коллега Владимир Фесенко: «Это акт террора и он несет угрозу всему государству. И тут не важно зачем это делается, важно — кто это делает. В этом, скорее всего, заинтересованы пророссийские силы, которые сеют панику и таким образом хотят дестабилизировать ситуацию». Кстати, эксперты упоминают и еще один интересный момент, несколько раз пророссийские информационные ресурсы публиковали точную информацию о месте взрыва задолго до журналистов.

Версия 2. РАЗБОРКИ ПОЛИТЭЛИТ

То, что за взрывами могут стоять политические оппоненты, тоже звучало не раз. Так, и в последнем случае Евгений Резвушкин отметил, что этот случай связан с длинной чредой зимних терактов в городе: «Эта та же серия взрывов, что была раньше. Мне кажется, все взрывы в городе — это политические мотивы с целью столкнуть одесситов лбами и показать некомпетентность нынешней власти, которая не всех устраивает». «Совет общественной безопасности связан с Игорем Палицей. И последние взрывы могут быть предупреждением лично ему. И ведь не зря губернатор заявил, что он знает заказчиков и исполнителей всех взрывов, а СОБ связывают именно с ним — он явно что-то не договаривает, а возможно, и покрывает преступников», — считает политолог Геннадий Чижов. Не исключает такой версии и его коллега Евгений Филиндаш.

Версия 3. АКЦИИ СИЛОВИКОВ

Одна из наиболее острых версий, которые озвучивают эксперты — то, что за одесскими и харьковскими терактами могут стоять сами силовики. «Все произошедшие взрывы имеют четкий политический окрас и планировались исключительно без жертв (погибший перед Новым годом в Одессе дворник, по мнению всех экспертов, случайно нашел бомбу. — Авт.). Но Одесса, наравне с Харьковом, обладает весьма значительной частью пророссийски настроенных жителей, которые после событий 2 мая хоть и менее активны, но никуда не исчезли и мнения не поменяли. И они могут стать главным ядром антиправительственных выступлений и акций протеста. А постоянная угроза взрывов создает напряжение в обществе. И если думать, что за этим стоят правоохранители, то таким образом они как бы говорят, что не стоит критиковать власть и разобщаться на Майдан и Антимайдан. Разворачивают общественное мнение в лояльную к Киеву сторону и понижают градус общественного недовольства», — считает политолог Евгений Филиндаш.

Версия 4. ЛИЧНАЯ МЕСТЬ

Интересно, что хотя большинство версий эксперты сводят к политике, правоохранители не исключают в ряде случаев личных мотивов. «Да, среди произошедших взрывов немалое число похожих, но заметьте — неделю назад взрыв произошел рядом с квартирой одного активиста, сейчас — другого. Взрывчатки похожи, но только в этих двух случаях. Все теракты так не объяснишь», — считает наш источник в облпрокуратуре. «Вполне возможно, что это личная месть Евгению Резвушкину и Марку Гордиенко за их действия. Эти люди хоть и считаются патриотами, но делают много такого, на что стоило бы обратить внимание правоохранителям. К примеру, насильственное принуждение к патриотизму. С другой стороны, возможно взрывы организовывают сами члены «Совета общественной безопасности», тем самым создавая платформу не только для своего существования, но и каких-то ответных действий», — заявляет Геннадий Чижов.