Обвал курса гривни и продолжающееся ее обесценивание привели к тому, что представители многих профессий, которые привыкли получать зарплаты и гонорары исключительно в долларах, теперь переходят на национальную валюту. Те же, кто сохраняет «верность» баксу, зачастую вынуждены попросту уходить с рынка.

30-летний Михаил из Белгорода-Днестровского зарабатывает на жизнь организацией и оформлением свадеб. Оплату за услуги он всегда принимал в гривнях, что для районных центров считается нормальным явлением. Каково же было его удивление, когда он начал замечать, что чем выше курс доллара, тем чаще ему начали звонить клиенты из Одессы. При этом они готовы оплачивать дорогу туда и обратно. «Раньше это было очень редким явлением, а сейчас часто приходится отказывать местным, так как в Одессе вал заказов, подумываю о переезде в Южную Пальмиру. Все очень просто, у меня расчет в гривнях, а одесситы упорно требуют в долларах да еще и таксу меняют неохотно», — говорит мужчина.

В ДОЛЛАРАХ БЕЗ ЗАКАЗОВ

Падение курса гривни ударило прежде всего по тем профессиям, представители которых получали зарплаты в конвертах либо из рук в руки: «выполнил заказ — получил кеш». Одесский программист Александр Дегтярев признает, что в его профессии гонорар в долларах всегда являлся не просто хорошим тоном, а правилом. Сегодня все изменилось с точностью до наоборот.

«Едва заслышав о гонораре в баксах, люди пугаются и вежливо прощаются, поэтому приходится либо соглашаться на гривневый расчет либо серьезно снижать долларовую расценку и объяснять клиенту динамику цен. Но на второй вариант соглашаются, как правило, старые клиенты», — говорит он. Аналогичные проблемы у представителей творческого цеха: аниматоры, ведущие торжеств, актеры, музыканты привыкают жить по-новому. «Если раньше я брал 50 долларов за часовое выступление и знал, что это 400 гривен, то теперь я прошу 400–500 гривен, даже не заикаясь о евро или долларах, — говорит детский аниматор Дмитрий Бардов. — В 90% случаев люди моей сферы получают гонорары в нацвалюте. Те, кто требует в долларах, — сидят без заказов. Студентов из сел и других городов приезжает много, с креативом все в порядке, так что конкуренция серьезная».

НИКАКОГО ОЗДОРОВЛЕНИЯ

Эксперты считают, что ожидать позитивных изменений до тех пор, пока не решится в вопрос с кредитом от МВФ, не стоит. По мнению доктора экономических наук Николая Шутова, у некоторых одесситов складывается ложное впечатление, что переход на взаиморасчет в национальной валюте является оздоровлением последней. «Раньше цену на аренду квартир, к примеру, формировали в долларах, потом в гривне в привязке к доллару, а теперь в гривне, но уже без какой-либо привязки. От хорошей жизни? Да нет, конечно. Это вынужденная мера, вызванная уменьшением покупательной способности потребителя и ухудшением условий для бизнеса. Бегство от доллара к гривне — это отдушина, которой массово пользуются».

ВЗЯТКИ В НАЦВАЛЮТЕ

Любопытно, но в последнее время в гривневом эквиваленте начинают платить даже... взятки. В частности, медики, которые раньше получали вознаграждение от пациентов в баксах, теперь охотно берут в нацвалюте. «Недавно делали маме операцию, и врач оценил свой гонорар в тысячу условных единиц. Долларов у нас не было, да и, в принципе, эта сумма для нас была неподъемной. Когда договаривались в декабре, курс был в два раза ниже. Врач смилостивился и согласился на 11 тысяч гривен», — рассказывает одессит Виктор Павлович. Вынуждены пересматривать привычки и преподаватели вузов, студенты все чаще называют таксы за зачеты и экзамены в гривне, но отмечают — преподавателей, согласных взять мзду, становится больше.