2 мая 2014 года Одесса содрогнулась. В столкновениях того дня участвовали тысячи, в течение нескольких часов погибли почти 50 человек, были сотни раненых...   С той черной даты прошел год и, несмотря на обилие показаний, доказательств, фото и видеоматериалов, ни следственная группа, в которую вошли лучшие отечественные сыщики, ни сами участники кровавых событий так до конца и не поняли, что именно и почему произошло в ту трагическую пятницу.

 Официальные данные следствия сухи и не отражают масштабов случившейся трагедии. Несмотря на то что в массовых столкновениях участвовали несколько тысяч человек (одних только раненых около 250), по словам первого заместителя генерального прокурора Украины Владимира Гузыря, в связи с событиями 2 мая 2014 года в Одессе проходят... всего 22 обвиняемых, еще 13 организаторов и участников массовых беспорядков находятся в розыске.

При этом на скамье подсудимых только сторонники Антимайдана, в то время как их визави в подавляющем своем большинстве проблем с законом, по крайней мере на сегодняшний день, сумели избежать. Исключение составляет только евромайдановец Сергей Ходияк. Его обвиняют в убийстве из огнестрельного оружия антимайдановца Евгения Лосинского, а также покушении на жизнь сотрудника милиции. Следствие по его делу уже завершено, а материалы переданы в суд. Между тем сам, как его называют в СМИ, «стрелок с Греческой», своей вины не признает и рассчитывает на поддержку политических сил. В частности, народный депутат Украины от Радикальной партии Игорь Мосийчук заявил, что считает Ходияка политзаключенным и сделает все, чтобы добиться «прекращения преследований патриота, защитившего Одессу от сепаратистов».

В свою очередь губернатор Одесской области Игорь Палица выразил свое неудовольствие тем,  что евромайдановцы, стрелявшие 2 мая в оппонентов и избивавшие их около Дома профсоюзов (Всеволод Гончаревский и выпущенный из СИЗО и впоследствии скончавшийся от заболевания легких Николай Волков, более известный как сотник Мыкола), избежали пребывания за решеткой. «Мне не нравится такое решение суда, и я надеюсь, что расследование в конечном счете будет объективным», — подчеркнул он.  

О случившейся здесь трагедии напоминают выбитые окна и копоть. Фото: Ростислав Баклаженко

Ведущие параллельное расследование эксперты, журналисты и общественники из так называемой «Группы 2 мая» не удивляются вялости лучших специалистов Главного следственного управления МВД из Киева и считают это результатом зависимости правоохранительной системы от политической воли руководства страны. «Обвинительные заключения составлены как под копирку, меняются только фотографии и биографические данные, — говорит координатор экспертной группы Татьяна Герасимова. — Такого быть не может, ведь каждый человек индивидуален, равно как и его действия в тот день».

ТРАВИЛИ ИЛИ НЕ ТРАВИЛИ

Также специалисты экспертной группы не согласны с официальным следствием в отношении причин, повлекших гибель людей в Доме профсоюзов. Напомним, что, согласно официальным данным, 9 человек отравились угарным газом, 3 получили сильные ожоги тела, 6 погибли от ожогов дыхательных путей, а еще 14 скончались от отравления неуточненными газами и продуктами горения.

Собственное расследование «Группы 2 мая» дало несколько иные результаты. По данным эксперта-токсиколога Владимира Саркисяна, гибель 18 человек повлекло отравление угарным газом, 13 человек скончались от ожогов дыхательных путей и тела. Таким образом, были опровергнуты распространявшиеся ранее, в том числе и правоохранителями, данные о некоем отравляющем веществе или газе, который якобы и убил большинство из тех, кто погиб в самом здании. «Все эти мифы могли бы быть легко развеяны официальными властями, если бы они информировали общественность о результатах расследования», — считает Владимир Саркисян. В то же время сотрудники Дома профсоюзов в версию «без газа» не верят. «Несмотря на то что большая часть окон была выбита, и по зданию гуляли сквозняки, еще около трех месяцев мы ощущали резкий удушающий запах, это не просто копоть.

На месте трагедии всегда есть свежие цветы. Фото: Ростислав Баклаженко

Вместе с тем, эксперты согласились с выводами правоохранителей о том, что возгорание в Доме профсоюзов произошло в результате использования горючих смесей (коктейлей Молотова) участниками массовых столкновений. Правда, на данный момент они пытаются отработать как главную версию, что виновные в поджоге Дома профсоюзов были с обеих сторон и, дескать, кто-то конкретно не может нести ответственность (в том числе и политическую) за случившееся. «В хронологии этого дня было так много развилок, что сверни на каком-то этапе ситуация в ту или иную сторону, и все бы изменилось, — считает общественник Сергей Дибров. — Это говорит о том, что трагедия стала результатом авантюрных действий и ошибок правоохранителей, спасателей, медиков и самих участников столкновений».

В то же время, как показало расследование, проведенное журналом «Вести.Репортер», если столкновения на улицах в центре города действительно были результатом авантюризма лидеров с обеих сторон, то с Домом профсоюзов ситуация иная. К моменту нападения евромайдановцев на Куликово поле антимайдановцы уже были рассеяны и не представляли угрозы.

В Доме профсоюзов спрятались в основном старики и женщины. Реальных молодых бойцов там было не более двух десятков и они также не могли противостоять сотням евромайдановцев. Поэтому закидывание Дома профсоюзов коктейлями Молотова и смерть от этого нескольких десятков антимайдановцев нельзя ничем оправдать. И нельзя даже списать на «стечение обстоятельств». И расследование данного преступления, видимо, еще ждет своего часа.

Сегодня попасть в Дом профсоюзов можно с тыльной стороны. Фото: Ростислав Баклаженко

ЛИДЕРЫ В БЕГАХ

После этого страшного дня лидеры и видные сторонники антимайдановского движения были вынуждены покинуть Одессу. Братья Давидченко, а также депутат облсовета Алексей Албу бежали в Россию и Крым, откуда продолжают борьбу посредством соцсетей.

А вот еще один депутат облсовета, «родинец» Вадим Савченко, подался на восток, где стал видным полевым командиром в рядах сепаратистов (там же воюют и много других одесситов-антимайдановцев). А вот один из руководителей областной милиции в те дни Дмитрий Фучеджи, которого успели окрестить чуть ли не организатором майской бойни, по некоторым данным, проживает на территории непризнанной ПМР, периодически мелькая в сюжетах российского ТВ. 

ЗАЧИСТКА НАКАНУНЕ ГОДОВЩИНЫ

Накануне годовщины майской трагедии городские и областные власти предприняли беспрецедентные меры предосторожности. Так, 2 мая порядок на улицах Одессы будут обеспечивать до 2800 милиционеров, а также более 500 участников различных охранных агентств и общественных формирований. По словам губернатора Игоря Палицы, в этот день правоохранители будут действовать на упреждение и не церемониться. «Будем реагировать жестко, и только потом разбираться, законно или нет было задержание. Будут останавливать тех, кто будет хотя бы приблизительно похож на тех, кто находится в розыске, проверять, так что лучше носить паспорт», - отметил он. В свою очередь начальник областной милиции Иван Катеринчук сообщил, что все, кто 2 мая выйдeт на улицы в балаклавах и с георгиевскими ленточками, будут задержаны.

Также правоохранителями будет пресекаться использование в местах массовых мероприятий звуковой аппаратуры. «У нас достаточно бронированной техники и БТР в городе, чтобы мы могли отреагировать, но мы не видим никакой опасности», - заявил он. Между тем, накануне сотрудники СБУ провели ряд резонансных задержаний. Так, по словам начальника облуправления СБУ Сергея Батракова, задержаны 12 активистов, подозреваемых в террористической деятельности. Правда, список «террористов» вызывает удивление. Среди них 54-летняя мать лидеров Антимайдана Антона и Артема Давидченко Любовь (она проходила по делам за организацию массовых акций весной-летом 2014 года, однако после того, как сыновья выехали в Россию, активно себя не проявляла), а также оппозиционный журналист Артем Бузила, входящий в руководящий состав «Бессарабской народной рады» - организации, добивающейся, по их заявлениям, культурной автономии Бессарабии. По мнению нашего источника в силовых структурах, этих лиц взяли аккурат перед 2 мая.

СБЕЖАВШИЕ АРЕНДАТОРЫ И УЦЕЛЕВШЕЕ КАФЕ

Спустя год непросто складывается и судьба Дома профсоюзов. Если смотреть на здание с парадной стороны, то можно предположить, что оно пустынно и безжизненно: забор как бы говорит о том, что сюда хода нет, а черные обугленные провалы окон в фойе подчеркивают невозможность нахождения здесь живых людей. Однако, если обойти массивное здание с тыльной стороны, можно убедиться, что внутри пусть и не кипит, но все же продолжается жизнь. Стук молотков и запах свежей древесины говорят о том, что идет ремонт, функционирует кафе «Профсоюзное», которое в тот страшный день каким-то чудом не пострадало.

«Когда все началось, мы с хозяйкой приехали сюда и стали у входа. Может быть, вид двух решительных женщин подействовал, может быть, просто повезло, но в кафе не попал ни один камень, ни одно стекло не разбилось, — рассказывает сотрудница кафе, пожелавшая остаться неизвестной. — Этот год был очень сложным, клиентов стало очень мало, некоторое время это были в основном следователи да солдатики, охранявшие здание».  Несмотря на то что правоохранители объявили Дом профсоюзов вещественным доказательством, закрытой остается только центральная часть, а левое крыло и правое крыло функционируют. По словам местных обитателей, в здании остались только профсоюзные организации, а все арендаторы съехали сразу после трагических событий.

«Входы были перекрыты только 15 мая, а до этого времени здесь было повальное мародерство. Доходило до того, что на дверях висели таблички: «Все украдено до вас», — вспоминает сотрудница одной из профсоюзных организаций, Елена. — У нас украли все: технику, спортивные грамоты и кубки, даже никому, кроме нас, не нужные документы, а то, что было в холодильнике, съели и выпили». Местные обитатели признаются, что поначалу возвращаться в Дом профсоюзов было страшно, люди пугались каждого шороха и сквозняка, да и было с чего. «Я не верю в привидения, но периодически на видеокамерах мелькают какие-то тени и силуэты, а первое время что-то непонятное творилось со связью. Когда мы заходили в фойе, телефоны просто вырубались и включались сами по себе только тогда, когда мы возвращались в свое крыло», — говорит одессит.

 

Кафе "профсоюзное"Фото: Ростислав Баклаженко

2 мая 2014 года в ходе столкновений в центре города и затем на Куликовом поле погибли 48 человек.

ЖЕРТВЫ МАЙСКОЙ ТРАГЕДИИ

Балабан Алексей, 1982 г. р.,  погиб в Доме профсоюзов

Бежаницкая Кристина, 1992 г. р., погибла в Доме профсоюзов

Березовский Александр, 1973 г. р., погиб в Доме профсоюзов

Бирюков Андрей, 1978 г. р.,  погиб в районе ТРЦ «Афина»

Бражевский Андрей, 1987 г. р., скончался в больнице

Бригар Владимир, 1984 г. р.,  погиб в Доме профсоюзов

Буллах Виктор, 1956 г. р.,  погиб в Доме профсоюзов

Вереникина Анна, 1955 г. р.,  погибла на Куликовом поле

Галаганова Любовь, 1951 г. р., погибла в Доме профсоюзов

Гнатенко Андрей, 1989 г. р.,  погиб в Доме профсоюзов

Гнатенко Евгений, 1952 г. р.,  погиб в Доме профсоюзов

Жульков Александр, 1968 г. р., погиб в районе ТРЦ «Афина»

Заяц Игорь, 1968 г. р.,  погиб на Куликовом поле

Иванов Дмитрий, 1958 г. р.,  погиб в Доме профсоюзов

Иванов Игорь, 1986 г. р.,  скончался в больнице

Каир Петр, 1969 г. р.,  погиб в Доме профсоюзов

Калин Анатолий, 1976 г. р.,  погиб на Куликовом поле

Карасев Юрий, 1974 г. р.,  погиб в Доме профсоюзов

Коврига Николай, 1984 г. р.,  погиб в Доме профсоюзов

Кононов Александр, 1959 г. р., погиб в Доме профсоюзов

Костюхин Сергей, 1967 г. р.,  погиб в Доме профсоюзов

Кушнарев Геннадий, 1975 г. р., погиб в Доме профсоюзов

Кущ Руслан, 1984 г. р.,  погиб на Куликовом поле

Ломакина Нина, 1953 г. р.,  погибла в Доме профсоюзов

Лосинский Евгений, 1979 г. р., скончался в больнице

Лукас Игорь, 1993 г. р.,  погиб в Доме профсоюзов

Маркин Вячеслав, 1969 г. р., скончался в больнице

Милев Иван, 1980 г.р. погиб в Доме профсоюзов

Митчик Евгений, 1983 г. р.,  погиб в Доме профсоюзов

Мишин Сергей, 1985 г. р.,  погиб в Доме профсоюзов

Негатуров Вадим, 1959 г. р.,  скончался в больнице

Никитенко Максим, 1982 г. р.,  погиб на Куликовом поле

Никитюк Дмитрий, 1974 г. р.,  погиб в Доме профсоюзов

Новицкий Владимир, 1944 г. р., погиб в Доме профсоюзов

Острожнюк Игорь, 1964 г. р.,  погиб на Куликовом поле

Папура Вадим, 1996 г. р.,  погиб на Куликовом поле 

Петров Геннадий, 1985 г. р.,  погиб в районе ТРЦ «Афина» 

Пикалова Светлана, 1981 г. р., погибла в Доме профсоюзов

Полевой Виктор, 1966 г. р.,  погиб в Доме профсоюзов

Полулях Алла, 1962 г. р.,  погибла в Доме профсоюзов

Приймак Александр, 1945 г. р., погиб в Доме профсоюзов

Садовничий Александр, 1954 г. р., погиб в Доме профсоюзов

Степанов Виктор, 1948 г. р.,  погиб в Доме профсоюзов

Шарф Тарас, 1973 г. р.,  скончался в больнице

Щербинин Михаил, 1956 г. р,  погиб в Доме профсоюзов

Яворский Николай, 1976 г. р.,  погиб в районе ТРЦ «Афина» 

Яковенко Ирина, 1959 г. р.,  погибла в Доме профсоюзов

Неизвестный мужчина,  погиб в Доме профсоюзов