Петр Порошенко максимально ускоряет создание поместной православной церкви. Его расчет — возможность «остаться в истории». По данным «Вестей», в конце лета в Константинополь отправилось сразу несколько делегаций: одна от УПЦ КП, вторая — в составе Виктора Ющенко и Леонида Кравчука.

Анафема Филарета

По данным источников «Вестей», 28 августа Фанар (греческий квартал в Константинополе, резиденция Вселенского патриарха Варфоломея) посетила делегация от УПЦ КП. Ее ядро — митрополит Епифаний (второй в иерархии после Филарета), архиепископ Евстратий (Зоря), викарий Киевской епархии Дмитрий (Рудюк). «Цель визита — просить об открытии в Киеве и Львове представительства Константинопольской патриархии, поговорить о поместной церкви, — сообщил наш собеседник. — Однако в Киев они вернулись недовольными: Варфоломей исключил возможность общения с патриархом Филаретом, как источником раскола».

Пришлось задействовать «тяжелую артиллерию» — 31 августа в Константинополь отправилась вторая делегация, в составе Виктора Ющенко и Леонида Кравчука. «Мы подняли вопрос о предоставлении УПЦ КП статуса автокефалии, чтобы она также находилась в общении с мировым христианством, напомнили, что при Пилсудском этот статус был предоставлен польской церкви, потом — эстонской, — сказал «Вестям» первый президент. — В этот раз мы не решили вопрос, нужно сделать еще очень много. Говорили о шагах навстречу — одним из них может быть снятие с патриарха Филарета анафемы. Такие случаи бывали. Еще одним — открытие представительства Патриархии в Киеве».

Поместный миф

Тезис о создании поместной церкви (равно как и о даровании автокефалии УПЦ КП) — один из центральных акцентов президента. В последний раз о перспективах Петр Порошенко говорил в ежегодном послании Верховной Раде. «Он долго шел к президентству и, как человек амбициозный, хотел бы оставить свой след. Но страна разорена, и единственным способом записать себя в историю может быть религия — это посылы, которые сейчас вкладывает в уши президента его ближайшее окружение, для которого Поместная Церковь — политический инструмент», — сказал «Вестям» политолог Михаил Павлив.

По нашим данным, лоббистами УПЦ КП могут быть глава Минкульта Вячеслав Кириленко, спичрайтер и технолог президента Олег Медведев, нардеп из орбиты секретаря Совбеза Виталий Еленский.

16 июня Рада даже приняла спецобращение к Константинополю с просьбой предоставить Томос об автокефалии украинской церкви.

Но, несмотря на их желание, руки патриарха Варфоломея связаны конфликтом с официальной Анкарой: четверть века он выстраивал отношения между Патриархатом, Турцией, и греческим меньшинством, но после попытки переворота в Анкаре был обвинен местными СМИ в поддержке Фелуллаха Гюлена. «Поговаривают, что Варфоломея даже могут выдворить, не решившись задержать. Поэтому механизм легализации поместной церкви решением Фанара крайне маловероятен, — считает политолог Руслан Бортник. — Но статус церкви очень важен для президента, поскольку это контроль над верующими в борьбе за власть осенью-зимой. Государственной церковью де-факто стала УПЦ КП. Но он может пойти даже на попытку переподчинить себе УПЦ МП, установив на руководящие должности лояльных к себе лиц — митрополита Александра Драбинко, например».

Бортник полагает, что строить поместную церковь президент хочет именно на основе УПЦ МП. Также под ударом оказалась УАПЦ — по словам нашего источника, в общении иерархов УПЦ КП с Фанаром прозвучала просьба исключить общение Варфоломея с автокефалами. «Сказали прямо: не принимайте их, у них нет покровителя. Также в ближайшее время их лишат кафедрального, Андреевского, собора — в пользу УПЦ КП», — уточнил собеседник. «Речь идет о рейдерском поглощении: адресатом нового закона, ограничивающего права церквей, является также УАПЦ», — пояснил Павлив. А епископ УАПЦ Виктор Бедь посетовал на «гордыню» в среде киевских патриархов. «У них появились высокие амбиции, которые не дают решить вопросы объединения», — сказал он «Вестям». 

 Ранее "Вести" сообщали о том, что УПЦ обвинила Генпрокуратуру в давлении на церковь, клевете и откровенных сплетнях