Как и обещал президент в обращении к Верховной Раде, в октябре-ноябре Совету по вопросам судебной реформы передадут новый проект закона о Конституционном суде (КС). Его главные новшества: с жалобой к судьям сможет обратиться каждый, кто считает, что его конституционные права нарушает какой-либо закон.

В самом суде появится сразу два сената, а кандидатам в судьи обещают жесткое конкурсное «сито». Эксперты призывают реформировать сдержанно. Во-первых, вал обращений способен обрушить работу суда. Во-вторых, попытки влияния на судей — например, через комиссии по назначению — могут привести к установлению диктатуры под видом «народовластия».

Книга жалоб

Конституционная жалоба — главное, по сути, новшество закона — призвана стать дополнительным механизмом защиты граждан. Источник, близкий к КСУ, пояснил идею: при наличии претензий, например, к законодательству о социальной защите или здравоохранению (отсутствие должной реализации) граждане получают решения судов всех инстанций и, получив неудовлетворительные для себя решения, подают жалобу в КС. «Так Конституционный орган может стать, по сути, эффективным буфером, который призван будет сгладить недовольство», — сказал наш собеседник. Как это будет работать на практике? Пока даже действующие судьи теряются в догадках.

«Мы пока не знаем, ни какие жалобы будем рассматривать, ни с какого времени (с момента вступления в силу или за предыдущие периоды также), — сказал «Вестям» судья КС Сергей Сас. — Эта норма прописана точь-в-точь, как в немецком законодательстве: и там до рассмотрения доходит всего до 2% от общего количества жалоб».

Скрытый контроль

Изменится оргструктура КСУ. Ее предложат разделить на три уровня. Функции первого уровня — «Большой палаты» из всех 18 судей — рассматривать конституционные представления и обращения (например, депутатов Рады). Второй уровень — два сената, в каждом из которых по девять судей. Их единственная функция — рассмотрение конституционных жалоб. А готовить к рассмотрению их будут на третьем уровне — в шести «коллегиях» (по трое судей в каждой). «Создание сената возможно, но стоит вопрос функционального наполнения: почему их создают два, наделяя оба одинаковыми функциями? Особого смысла в этом не вижу», — считает экс-министр юстиции Александр Лавринович. Еще один собеседник, близкий к КСУ, допустил, что речь может идти о функциональном разграничении сенатов по направлениям.

Также авторы пропишут новую процедуру отбора судей: в духе времени, она будет включать создание трех конкурсных комиссий — при Верховной Раде, президенте и Съезде судей. Ряд экспертов, например конституционалист Игорь Колиушко, считают это нелогичным — претендентов должна проверять одна квалифкомиссия (и уже потом субъекты назначения определят, кто достоин быть их представителями в КС). Наконец, встанет вопрос чистоплотности участников таких комиссий. «Как в случае с отбором членов НАЗК (комиссия проваливала заседание за заседанием из-за конфликта интересов), рискуем получить в ней закамуфлированные интересы властей — так под видом народовластия и демократии происходит скрытый контроль для реализации интересов отдельных политиков», — уточнил Лавринович. «При этом, при наличии дополнительных полномочий, КС, члены которого будут отобраны в Администрации президента, станет серьезным оружием — пока президент не поймет, что судебная ветвь власти по-настоящему независима, реформу проводить нельзя», — сказал «Вестям» член комиссии Рады по правосудию Дмитрий Шпенов.

Как сообщали "Вести", в проекте Гобюджета на 2017 среди мер, которым будут использоваться для экономии, можно встретить ноу-хау советских времен.