Борьба не на жизнь. Война за портфели громит реформу госслужбы

Во вторник, 13 декабря, шел отбор на должность госсекретаря Кабмина. Конкурсанты заподозрили подтасовки — анонимные конверты метили карандашом. Кому выгодно дискредитировать конкурсы?

"Герои" ихтиофауны

Яркий пример — победа на конкурсе на должность директора Национального парка «Тузловские лиманы» Виталия Чакира, рекомендованного Одесской ОГА. Он набрал 42 балла из 135 возможных и на собеседовании срезался на самых простых вопросах. По Сети гуляет видео с названием «Возвращение проффесоров». «Что такое экосистема?» — спросила комиссия. — «Следующий вопрос». — «Какие представители ихтиофауны живут в Тузловском лимане?» — «Рыба?..» — неуверенно переспросил «директор».

Второй момент — выборы главы Одесской ОГА: на должность претендуют более 10 человек, среди них эпатажный бизнесмен Гарик Корогодский (совладелец ТРЦ в Киеве запомнился лозунгом «Верну тарифы преступной власти!» на местных выборах), однокурсник Михаила Саакашвили Василий Горбаль и скандалист-политтехнолог Владимир Петров.

«У Горбаля большой опыт, в том числе управленческий. Корогодский — солидный бизнесмен со знанием схем работы власти. А у Петрова — имидж: он сознательно провоцирует власть. Так что никакой «одиозности» — один расчет, — пояснил «Вестям» политолог Михаил Павлив. — Впрочем, дискредитация конкурсных отборов присутствует: это продолжение борьбы за контроль над финпотоками». В Одесской ОГА, по данным «Вестей», победитель также известен заранее: источники называют кандидатуру Анатолия Урбанского, главы облсовета (квота БПП).

Бизнесмен Гарик Корогодский не прочь стать главой одесской ОГА. Фото: facebook.com/garik.korogodskiy

"Ставят пометки карандашом"

Наиболее показателен отбор госсекретарей: эта новая должность (если не считать попытки Леонида Кучмы ввести ее в конце 90-х) предполагает аполитичность и влияние на кадровую и бюрократическую политику в министерствах. Парадокс — на конкурсах побеждают в основном действующие замы: в Минкульте — Ростислав Карандеев, в Минюсте — Анна Онищенко, в Минобразования — Павел Полянский.

Все они близки к нынешнему руководству ведомств. А Мининфраструктуры и Минздрав отказались работать с победившими госсекретарями, обвинив тех в «коррупционных интересах». «На самом деле конкурсы — фикция: люди, имеющие намерения что-либо реально реформировать, не имеют шансов — вместо них будут назначены «свои», — убежден политолог Сергей Быков.

Показателен пример экс-нардепа Кирилла Куликова, который вчера в пятый раз подряд принимал участие в конкурсе, в этот раз — на должность госсекретаря Кабмина. Среди 12 кандидатов он набрал хороший балл в трех заданиях (тест на знание законодательства, решение ситуационного задания и собеседование). «Первый тест сдал на 95%. В заданиях, результаты которых оценивает компьютер, набираю максимальные оценки, — рассказал он «Вестям». — А вот в ситуационных тестах, которые, по идее, анонимные, ответы вкладывают в один конверт, а данные кандидата — в другой. Но после сдачи приходит член комиссии и карандашом проставляет номера на конвертах — и анонимность заканчивается».

Еще один бывший кандидат — дипломат Андрей Гаджаман, 10 лет проработавший помощником экс-главы МИД Геннадия Удовенко, — раскрыл нам уязвимые места в подготовке. «Для начала: на сайте указаны неработающий телефон и почта. Потом: к конкурсу не допускают «чужих» — меня отсеяли из-за отсутствия в трудовой трехлетнего опыта работы на руководящей должности, но я долго прожил в Нью-Йорке, там нет даже такого понятия, как трудовая книжка. Я думал, резюме будет достаточно», — сказал Гаджаман «Вестям». В итоге на первый этап прошли четыре действующих главы департаментов МИД, безработный и служащий госкомпании.

"Взлом" конкурса

Эксперты считают, что механизмы прописаны правильно. Вопрос в принципиальности членов комиссий. «Власть всегда ищет возможности нарушить правила или законы. Если дать им лазейку нарушить правила, они это сделают. Контролировать их может только общественность, — сказал «Вестям» координатор проектной группы «Реформа госслужбы» Сергей Сорока. — Возможно, где-то стоит поменять процедуры конкурса, дать меньше возможностей манипулировать результатами».

Взгляд изнутри комиссий дает неожиданные выводы. «В наших заседаниях участвовали консалтинговые компании (Kienbaum, ARTE Business Group. — Авт.), их назначил своим указом министр. Явных попыток лоббировать кого-то у них не было, но ведь у этих людей огромный опыт — они психологи, вы их и не заподозрите, будь у них такое желание», — сказал «Вестям» бывший первый замглавы Минагрополитики Ярослав Краснопольский, который руководил комиссией и провел порядка 50 конкурсов.

Второй аспект — участие «профессиональных» менеджеров. «В реальном секторе экономики директор типографии может возглавить автозавод, а после — сеть ресторанов. В госсекторе слишком много профессиональной специфики. Из-за этого попытка провести «своих», но неподготовленных — это доведение ситуации до абсурда», — считает Быков.

Противоположная точка зрения — у Краснопольского. «Можно быть хорошим управленцем, но не быть спецом — тогда нужны грамотные помощники. Из 200 человек с дипломом MBA можно вычленить одного, имеющего «аграрный» диплом. Но будет ли он хорошим менеджером? Скорее всего, нет». А в том, что «свои» для системы люди становятся госсекретарями, экс-замминистра крамолы не видит: «Они должны иметь связи, уметь решать контрольные вопросы. Координировать движение бумаг, быть хорошими кадровиками могут только погруженные в тематику люди», — аргументировал он.

Война за ресурсы

Истинный смысл дискредитации конкурса путем заведомых «взломов», назначения «своих» кандидатов победителями — отмена самого механизма. «Министры боятся потерять управление над ведомствами, не готовы допускать независимых людей в управляющую вертикаль — вот и делают все, чтобы фальсифицировать», — считает политолог Руслан Бортник. Более того, из-за сокращения финпотоков подозрительность усилилась.

По словам собеседников «Вестей», в ресурсных министерствах (например, Мининфраструктуры, Минспорта) стремятся назначать людей, максимально приближенных к министру, на все мало-мальски финансово привлекательные должности. «Переводят даже «ключевых» сотрудников, работавших десятки лет, — да на них держится вся система», — подчеркнул наш собеседник. Это накладывается на глубинный раскол между командами президента и «Народного фронта».

«Это тектонические движения: у президента считают, что оппоненты «не по чину» занимают большое количество должностей. Но ситуация патовая — иначе распад коалиции и внеочередные выборы, — уточнил Михаил Павлив. — Неприязнь велика, и она прорывается наружу, например, при отказе министров от собственных госсекретарей — это продолжение борьбы за власть».

 

Подписывайтесь на самые свежие и актуальные новости на канале "Вестей" в Telegram

Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram, Viber, Twitter, Facebook, Instagram и YouTube, чтобы первыми получать информацию обо всех важных событиях страны и мира.

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...