Ответственность за решение приостановить евроинтеграцию Украины полностью лежит на правительстве страны и ее политических лидерах.

Об этом в интервью корреспонденту «Вестей» заявил бывший глава Европарламента Пэт Кокс.

Какая у вас была реакция на резкое изменение курса украинской политики, если говорить о евроинтеграции?

—Честно говоря, чем больше я знаю Украину, тем меньше я удивляюсь. На самом деле, я не удивлен вообще. Но признаюсь, я был удивлен изменением. Азаров сообщил мне, Квасневскому и Томбинскому только за час до заседания Кабинета Министров о приостановке переговоров. Но, сказав это, я должен признать, что это было одностороннее решение украинского правительства, от европейской стороны – дверь открыта. Мы никогда ее не закрывали.

Была ли Россия основным фактором в отсрочке подписания соглашения ЕС?

—Была определенная напряженность, но я думаю, Украина переигрывает немного и преувеличивает роль России. Украина должна четко видеть: ЕС является партнером с экономической точки зрения, и мы готовы вести переговоры. Но мы не аукцион, как кажется официальному Киеву. Это не политика ЕС. Это вопрос доверия к Украине со стороны международных финансовых институтов. Я совершенно уверен, неподписание Ассоциации, не поможет Украине развивать экономические отношения с ними (международными финансовыми учреждениями – ред.). Кроме того, я хотел бы сказать, что переговоры Украины и России не являются прозрачными. Украинцы не знают, что происходит между Украиной и Россией, Европа не знает, что там происходит. Это не политика гражданского общества. Что, как и на каких условиях Украина строит сейчас свои отношения с Россией.

Каковы действия ЕС?

—В нашем последнем отчете в Европарламенте мы были не в состоянии сообщить о полном соответствии основным требованиям. Но ни один из институтов ЕС не сделал замечаний в отношении Украины. Таким образом, это выбор украинского руководства. Мы никогда не говорили «нет». Это украинские лидеры должны объяснить людям, которые протестуют, почему они не подписывают соглашение.

Вы совершили 29 визитов в Украину. Как менялись настроения в вопросе евроинтеграции страны за все это время?

—Мы наблюдали за ходом событий, и было желание, и были приняты некоторые законы. У нас было чувство, что успех так близко! Президент Янукович сказал на прошлой неделе в Вене, что стратегическим остается курс на евроинтеграцию. Надеюсь, что реформы будут продолжены. Мне жаль, что не был принят закон, разрешающий лечение заключенных за границей. Но все же шанс есть. Сейчас мы все должны сохранять спокойствие, эмоции не помогут.

Будет ли продлена работа вашей миссии?

—Мандат нашей миссии был продлен в четырех случаях. Последний раз это было до Вильнюса. Теперь мы находимся в Вильнюсе. Так что мой ответ на ваш вопрос – не знаю. Сейчас мы должны отчитаться перед Европарламентом – что бы мы сказали, это Европе следует и дальше закрывать глаза на дело Тимошенко. Мы конечно готовы помочь в этом вопросе. Так что если будет такая миссия, должны быть переговоры по поводу того, как и на каких условиях ее проводить. Президент и его правительство должны помочь нам в этом вопросе, независимо от результата. Так как эта миссия не имеет смысла, если нет никакого консенсуса и доверия между правительством, оппозицией и Европой. Все эти вещи должны быть рассмотрены.

Есть ли шанс на подписание Соглашения завтра?

—Никто в ЕС не сказал Украине, что дверь в Европу заперта. Украина решить все сама. Мы говорим, что не все условия, которые должны были быть выполнены, соблюдены. Но шанс есть. Относительно Тимошенко – да, это важно. Является ли это главным и самым важным вопросом? Нет. Но нам обещали принятие и подписание закона о ее лечении за границей, но в итоге все законопроекты были провалены.

Вы общаетесь как с правительством, так и оппозицией…

­­— В Украине присутствует полное отсутствие взаимного доверия между правительством и оппозицией. Я считаю, что наша миссия помогла проложить брешь для некоторых из переговоров.

Сегодня у вас 62-летие Вы устроите вечеринку?

—Спасибо (смеется). Я так устал в эти дни, что только отужинаю в узком кругу своих коллег.