- Прокомментируйте последние события на Евромайдане?

- Ответственность за людей на площади несут не только правоохранители, но и те, кто людей на евромайдан вывел. Если следовать строго букве закона, его не должно было быть – таким было судебное решение. Решения суда нужно выполнять… Лично мне как человеку претит разгон евромайдана. Тем более, что у него не было перспектив, я в этом уверен, студенты и сами бы разошлись через день-два.

Во-первых, там стояла молодежь, которая, конечно, охотно на него пошла. Старшее поколение пережило крушение СССР, а затем и надежд на независимость и демократию, которые не принесли им достойного уровня жизни. Мы не стали жить как в Германии или США, и это стало серьезной прививкой от веры, что все можно разрушить и изменить в один момент. Среднее поколение, наученное горьким опытом «помаранчевой» революции, тоже сидело дома.

На площади вышла молодежь, чье разочарование еще впереди. Молодости свойственны максимализм и горячность. Они видят перед собой красивую иллюзию, мечту о прекрасной Европе, которую последние месяцы интенсивно создавали разного рода агитаторы, СМИ и «грантоеды». Им внушили, что эта мечта в опасности и нужно требовать ее немедленной реализации — здесь и сейчас! Это печально, но нет в природе такого варианта развития событий, который бы их не расстроил.

Жалко, что им не объяснили — путь в Европу лежит через тяжелый труд, а не через митинги и протесты.

Второе: протестные акции оппозиция планировала на весну. Весной теплее. К весне должна было быть подготовлено и материальное обеспечение и организационная структура майдана. Евромайдан был, по сути, фальшстартом…

Произошедшие события стали для оппозиции неожиданностью, они не успели организоваться, им нечего было предложить протестующим.

Люди вышли на площадь не столько из-за разочарования остановкой евроинтеграции, а из-за того, что надеялись на быструю Европу в Украине по результатам этого соглашения. Многие не верят, что сами мы сможем справиться с коррупцией и построить эффективную экономику, справедливое общество с высоким уровнем жизни и гарантированными правами человека. Поэтому они и надеются на Европейский Союз. Этот своеобразный патернализм должен постепенно изживаться.

Третья причина – это противоречия как внутри самой оппозиции, которую представляют разношерстные партии, так и между партийным и общественным майданами. Мы видели наличие двух майданов, общественники старательно отгораживались от политиков, так как не верили им.

Самое главное отличие евромайдана от оранжевого: тот майдан был сразу после президентских выборов, когда уровень заполитизированности людей зашкаливал и была четкая цель. Сейчас у каждого была своя точка зрения на цели и средства их достижения. «Раскачать» людей на майдане на политические действия не так просто. Нужно время, активная пропаганда в СМИ.

Вчера организаторы евромайдана проводили совещание и яростно спорили, стоит ли распускать майдан прямо сейчас или через несколько дней. Они не сумели договориться, вопрос был отложен на несколько дней.

Разгон майдана дал возможность оппозиции теперь говорить о том, что майдан бы продолжался и продолжался. В протестных акциях самая большая проблема, как их закончить, а не начать. Действия правоохранителей дали возможность оппозиции решить эту проблему.

Сегодня в Украине много разочарованных людей среди тех, кто поверил ярким агитационным картинкам евроагитации. Они ошибочно чувствуют себя проигравшими.

Но никто не проиграл. И никто не выиграл!.. Мы просто вовремя остановились – избежали принятия сомнительного, ошибочного решения! Это дает нам шанс обеспечить более выгодную, равноправную, интеграцию на партнерских условиях.

Неподписание соглашения - это не конец. Это начало длинного пути по построению гражданского общества, по борьбе с коррупцией, по осуществлению новых, но теперь уже по-настоящему партнерских проектов с Европой и Россией.

- Почему, по вашему мнению, провалилось подписание Соглашения об ассоциации с ЕС?

- Потому что Соглашение об ассоциации с Евросоюзом является антинародным, антиукраинским, непартнерским и несправедливым. Пять лет существует программа «Восточное партнерство», но пока что, ни одна страна в его рамках не подписала подобное соглашение именно потому, что его условия являются дискриминационными.

Согласно соглашению Украина обязана была открыть свои рынки для европейской продукции, с которой наши производители не готовы были конкурировать. Составить конкуренцию на европейских рынках мы не смогли бы, один только переход на европейские стандарты требует колоссальных затрат для украинской экономики, а еще нужно привлечь потребителя, наладить сбыт и так далее.

Не думает ли кто-то всерьез, что мы будем экспортировать свои сыры в Италию, вино во Францию, европейцы начнут строить корабли в Николаеве, свернут программу «Airbus» и начнут заказывать нам АНы?

Европейский Союз компенсировать потери экономики Украины оказался не готов. Вдобавок мы бы лишились российских рынков. В процессе подготовки к подписанию соглашения Украины с ЕС стало известно России, применять меры, предусмотренные приложением 6 к договору о зоне свободной торговли стран СНГ.

Это выразилось бы во введении пошлин в размере ставки режима наибольшего благоприятствования для украинских товаров. Средняя ставка для этого режима, оговоренная Россией при вступлении в ВТО, - около 9,4%. В этих условиях многие товары стало бы попросту невыгодно вывозить в Россию. Украинский экспорт либо резко сократился бы, либо вообще остановился. Не будем забывать, что у нас до 30% продукции экспортируется в Российскую Федерацию, причем это товары с высокой добавочной стоимостью.

Хорошо понимая эти последствия, представители бизнеса, предприниматели обратились к премьер-министру, президенту, и было принято решение, о котором мы уже все знаем.

- Как на ваш взгляд, изменятся отношения Украины с ЕС? Украины с Россией?

- Главный итог вильнюсского саммита: и Евросоюз, и Россия, и Соединенные штаты поняли, что с Украиной нужно считаться. До этого Украину просто не брали в расчет как самостоятельный субъект политических процессов, как равноценного партнера на международной арене. Президент Кравчук сдал ядерное оружие, ничего не получив взамен, Кучма распродал за копейки собственность – наследство от Советского Союза, предприятия, заводы, Ющенко вообще управлял страной по командам из-за рубежа. Мы слышали много его заявлений о необходимости европейской интеграции, но такого уровня сотрудничества, которое мы получили сейчас, ему никто не собирался предоставлять.

Президент Янукович заставил считаться с нашей страной, ее народом. Исходя из этого, я уверен, что отношения с ЕС теперь будут строиться на прагматичной основе, мы будем продолжать двигаться по пути строительства демократичного общества с его свободами и ценностями. Мы должны и будем строить Европу на Украине.

За последние две недели я был дважды в Москве, встречался с российскими политиками, чиновниками. Россия должна сделать выводы из того, что чуть не потеряла Украину как партнера. Уровень нашего сотрудничества во всех сферах – культуре, науке, образовании, производственной кооперации, снижался последние два десятилетия.

Теперь нам необходимы новые, заметные проекты, такие как строительство завода по производству ядерного топлива, трассы Москва-Симферополь, Керченского моста и так далее. Нужны позитивные примеры нашей производственной кооперации, в частности развитие программы по совместному строительству самолётов концерна «Антонов» - Ан-124, Ан-140, Ан-148, запуска их в серийное производство. Возможны и заказы Николаеву на строительство судов… Список можно продолжить. Нам нужно наполнить сотрудничество с Россией общими взаимовыгодными проектами.

Предприятия российского военно-промышленного комплекса не успевают осваивать средства, которые им выделяются. Украине в наследство от СССР достались основные предприятия оборонного комплекса, сейчас они стоят, потому что лишены потребителей, но в рамках российско-украинской производственной кооперации их можно и нужно задействовать. Это рабочие места, зарплата, отчисления налогов. Необходимо работать над созданием общего зернового пула, который позволит избежать лишней конкуренции, согласовать позиции России, Украины и Казахстана на мировой рынке и повысить доходы нашего сельского хозяйства.

Мы должны работать над тем, чтобы расчеты между Россией и Украиной происходили в национальных валютах. Нужно возродить замороженную программу по свопам, обмену валютами.

- В Вильнюсе назвали газовый сектор – проклятием Украины. А президент Янукович уже заявил, что Украина имеет право на выход из третьего энергопакета Евросоюза после поддержки ЕС проекта «Южный поток». Пойдет ли президент теперь на этот шаг? Возобновятся ли переговоры с Россией по созданию консорциума по управлению ГТС?

- Со строительством обходных газопроводов теряется монопольное положение Украины как транзитера российского газа. Более того, мы получаем дополнительные риски от уменьшения объемов транзита. При дальнейшем уменьшении украинская ГТС станет просто нерентабельной. Поэтому было бы правильно рассмотреть совместного предприятия с россиянами с отдачей газопровода в концессию или аренду. Право аренды можно продать с получением достаточно серьезных денег, которые так необходимы Украине.

Речь идет о сумме порядка 8 миллиардов долларов. При этом необходимо выдвигать требование об обязательной загрузке трубопровода, проведении ремонта и кардинальном снижении цены на газ для Украины

- Наберет ли, на ваш взгляд, такой вопрос голоса в Верховной Раде?

- Не сомневаюсь.

-Какие переговоры российская сторона ведет с Украиной по цене на газ?

- Есть только два пути снижения цены на газ для Украины. Это создание газотранспортного консорциума или вступление в Таможенный союз. В первом случае эта цена может быть выше, чем для стран Таможенного союза, но гораздо меньше сегодняшней.

-Не известно ли вам о кредитах, которые российская сторона готова предоставить Украине на льготных условиях, о которых периодически появляется информация, где фигурируют разные цифры – и 15, и 20 млрд. долларов?

- Да, это может быть кредит или кредитный своп порядка 15-20 миллиардов долларов. Последний нам более выгоден, так как это будет означать что Украина передает, к примеру, 15 млрд долларов в гривневом эквиваленте России, а Россия передает ту же сумму в рублях Украине. Мы можем использовать эти рубли, например, для расчета за газ, а гривны которые уйдут в Россию вернутся в украинскую экономику через российские банки в виде кредитов по низким процентным ставкам и следовательно используются для дополнительного разогрева экономики.