В выходные Украина уверенно сползала в состояние хаоса. По всей стране шли захваты обладминистраций, которые нередко заканчивались жестокими столкновениями, ранениями и арестами. В Киеве был захвачен штурмом Украинский дом. Продолжается противостояние на Грушевского. На этом фоне впервые с начала кризиса стороны заговорили о большом компромиссе.

В ОЖИДАНИИ ЧП

В субботу атмосфера в столице была очень напряженной. Еще ночью МВД заявило о том, что охрана Майдана захватила в плен двух и ранила одного сотрудника милиции. Днем их освободили, как сообщали в министерстве, со следами жестоких пыток. Вслед за этим появилось очень жесткое заявление министра внутренних дел Виталия Захарченко. Он заявил, что на Евромайдане складируется оружие и ситуация складывается так, что его придется зачищать силой. Те, кто останутся на Майдане, — экстремисты.

После этого все ждали известия о введении чрезвычайного положения в столице и силовой зачистке Майдана, но вместо этого пришло иное известие — начались переговоры Януковича и трех лидеров оппозиции. Последним еще в четверг Майдан запретил общение с Януковичем. Но, как пояснил Яценюк, продолжить переговоры попросил Совет церквей. Кроме того, по словам Яценюка, указ о введении чрезвычайного положения — уже на столе у президента, и нужно сделать все, чтобы предотвратить кровопролитие. Через три часа оппозиционеры вышли от президента. А еще через какое-то время было озвучено, о чем именно они договорились.

КРУТОЙ ПОВОРОТ

Услышанное повергло в шок всю страну. Пост премьера президент предложил отдать Яценюку, а пост гуманитарного вице-премьера… Виталию Кличко. Если бы это не сообщила лично министр юстиции Елена Лукаш, то подумали бы, что это первоапрельская шутка (особенно про Кличко).

Кроме того, Лукаш сказала: власть и оппозиция договорились, что последняя освобождает все захваченные здания во всех регионах, а власть освобождает всех арестованных активистов Майдана.

Соцсети тут же взорвались гневными комментариями в адрес вождей оппозиции: «продажный кролик», «преданная революция», «гребаный стыд» и «где ж твоя пуля в лоб, Сеня» — были самыми ласковыми из тех, которые использовали сторонники Евромайдана. Также говорили, что это «развод», чтобы поссорить Яценюка с Кличко и унизить последнего должностью гуманитарного вице-премьера.

Но все ждали, что скажет сама троица. Прошел слух, что она с гневом отвергла предложения президента. Но с трибуны Майдана прозвучали иные слова. Помимо Яценюка, Тягнибока и Кличко на сцену вышел еще и Петр Порошенко (хотя его на встрече с президентом не было; говорят, его прочат на пост мэра Киева). Яценюк сказал, что готов взять на себя ответственность за ситуацию в стране (читай — возглавить правительство), но при выполнении ряда условий. Остальные ораторы не возражали. Майдан недовольно шумел.

Фото: А. Бойко

УСЛОВИЯ ОППОЗИЦИИ

Позже оппозиция разъяснила, что за условия имел в виду Яценюк. Это перво-наперво освобождение всех политзаключенных (включая и Юлию Тимошенко, и активистов Евромайдана), отмена всех законов от 16 января (президент предлагает их только подкорректировать), вывод войск и милиции с улиц Киева, быстрый возврат к Конституции 2004 года, предусматривающей парламентско-президентскую форму правления (президент тоже согласен менять Конституцию, но не сразу) и подписание Соглашения с ЕС (подробнее — в графике). И только после всего этого, акции протеста можно будет прекратить. «Мы не верим ни одному слову Януковича. С другой стороны, мы не боимся ответственности. Но мы должны видеть, что его предложения — не попытка усыпить бдительность, чтобы перегруппировать войска, напасть на Майдан и зачистить его. Поэтому мы требуем последовательных действий», — говорит нардеп от «Батькивщины» Андрей Павловский.

Очевидно, что ответные условия оппозиции для Януковича неприемлемы. Освобождение Тимошенко сразу же даст оппозиции единого лидера и тогда уже ее придется назначать премьером, а не Яценюка (если уже говорить о каком-то компромиссе), что, естественно, невозможно. Вывод войск и спецназа из Киева (при продолжающихся акциях протеста) делает президента и власть полностью беззащитными перед протестующими, которые в любой момент смогут занять и АП, и СБУ и прочие госорганы. Да и вряд ли президент готов доверить оппозиции формирование всего правительства. Он говорит только о двух позициях — премьера и вице-премьера. То есть пока взаимные условия сторон друг другу противоречат.

Кликните по изображению для увеличения

Поэтому остается три варианта.

ВСЕ ТАКИ КОМПРОМИСС

Первый вариант — компромисс между властью и оппозицией. Его возможный путь наметил Владимир Литвин, который призвал быстро принять политическое решение о возврате к Конституции 2004 года и на ее основе сформировать новое правительство. Все законы от 16 января отменить, участников акций протеста амнистировать.

К компромиссу активно подталкивает крупный бизнес. Компания СКМ Рината Ахметова в субботу сделала заявление, в котором призвала все стороны конфликта решить вопрос без насилия и раскола страны. Также надежду на согласие дают слухи о тесных контактах нового главы Администрации президента Андрея Клюева и Арсения Яценюка (о них, в частности, говорил после выхода из фракции Анатолий Гриценко). Если это действительно так, то предложение премьерства Яценюку не такой уже и экспромт получается. Что, соответственно, повышает вероятность того, что Арсений Петрович согласится на предложение и пойдет на компромисс по условиям.

А Юрий Луценко обосновывает необходимость схемы «президент ваш, правительство наше» ссылками на польский опыт, когда в конце 80-х годов оппозиция пришла к согласию с коммунистами, что за последними остается пост президента, а правительство перейдет под контроль «Солидарности». При этом Луценко предлагает провести выборы президента уже в этом году.

Против достижения компромисса работают, помимо всего прочего, психологическая неготовность Майдана на него идти. Есть ощущение победоносного наступления на власть. Есть кипящая ненависть и желание отомстить за убитых и избитых активистов. В таких условиях договариваться будет трудно. Категорически против любых переговоров и радикалы. «Единственные переговоры, которые можно вести с властью, — только об условиях их полной капитуляции. Все. Обо всем остальном можно говорить только после отставки Виктора Януковича», — сказал нам представитель «Правого сектора» Андрей Тарасенко.

ДАВЛЕНИЕ НА ЯНУКОВИЧА

Второй вариант — раскол в Партии регионов и создание нового, антипрезидентского большинства в Раде (в самой Партии регионов такой вариант исключают). Новое большинство, скорее всего, сразу же введет в действие Конституцию-2004, сформирует свое правительство и попытается низложить президента либо объявить досрочные выборы. Правда, законных путей для этого нет, поэтому просто, вероятно, попытаются додавить улицей. Такой путь чреват расколом страны и переходом конфликта в горячую стадию, так как Янукович вряд ли признает свое отстранение от власти. Шанс, что президент добровольно подаст в отставку очень небольшой — слишком велик градус противостояния в обществе и слишком высоки будут риски для проигравшей стороны.

СИЛОВОЙ ВАРИАНТ

Третий вариант — после провала всех переговоров — разгон Майдана и силовое освобождение всех захваченных обладминистраций. Последствия этого могут быть также, как и во втором варианте — масштабный конфликт и раскол страны. Кстати, многие в оппозиции убеждены, что президент уже нацелился именно на этот вариант и сейчас лишь тянет время. Впрочем, в Партии регионов исключают введение ЧП. «В субботу была встреча президента с нашей фракцией, — говорит нардеп-регионал Николай Джига. — Вопрос о чрезвычайном положении вообще не обсуждался. Я хочу сказать, что 90% депутатов ПР выступает против силового сценария». Даже лидер коммунистов Петр Симоненко вчера выступил за мирный вариант решения кризиса.

РОССИЯ И МАЙДАН

Положение усугубляется еще двумя факторами. Во-первых, любой компромисс с оппозицией повлечет за собой возобновление переговоров с ЕС о Соглашении об ассоциации. А это в свою очередь лишит Украину российских кредитов и скидки на газ. Придется снова договариваться с МВФ, а это процесс не быстрый и обремененный тяжелыми условиями. То есть страна получит мощный экономический удар (и без того ситуация очень тяжелая после перехода акций протеста в горячую стадию) и окажется на грани дефолта.

Во-вторых, любые договоренности власти с лидерами оппозиции не означают, что их воспримет Майдан, а акции протеста прекратятся. То есть даже достижение компромисса не гарантирует успокоение страны. Хотя, возможно, и позволят удержать ее от раскола и сползания в гражданскую войну. По крайней мере, на время.