Срок заявки партий и кандидатов в депутаты следующего парламента истек. В понедельник представил свой список Сергей Тигипко. Поздно вечером проводил свой съезд и Оппозиционный блок, но к моменту публикации материала его список еще не был официально объявлен.

Впрочем, общий расклад на выборах уже примерно понятен. Всего проходных и полупроходных оказалось ровно десять, и первые десятки их списков мы сегодня представляем. Так же, как и представляем впечатления политологов от этих списков и основанные на них прогнозы в отношении будущего парламента.

Аналитика Украину ждет самый пестрый за всю историю парламент

Вадим Карасев:

«Нынче у нас все гибридное — внешняя политика, война, экономика. Гибридным будет и парламент. В нем будет много представителей старой эпохи, но определять лицо парламента будут уже не они, а представители новой эпохи, прошедшие Майдан или войну, завоевавшие авторитет, который не захотят так быстро сливать. И если лидеры партий, приглашавшие таких людей в списки, уверены, что смогут держать их под контролем, они глубоко ошибаются. Эти представители Майдана и фронта будут радикальны и неконтролируемы, что станет головной болью и для самих активистов, и для лидеров фракций, которые не готовы принять тот факт, что это уже парламент новой политической эпохи.

Правда, в силу перечисленных факторов новый парламент не будет долговечным. Это лишь попытка временного компромисса между старым и новым, которая неизбежно приведет к провалу. К тому же долгой жизни новой Рады не будут способствовать ни внешнеполитическая ситуация, которая находится в состоянии полной неопределенности, ни экономическая, которая неуклонно ухудшается».

По теме ДНР и ЛНР нацелились на собственные выборы до конца года

Владимир Фесенко:

«Парламент будет пестрым, но тенденция очевидна: подавляющее большинство депутатов будет связано с Майданом и его настроениями и ожиданиями. Большинство будет пропрезидентским, однако новые лица окажут существенное влияние на стилистику парламента. Многие герои войны себя там не найдут, а у некоторых при взгляде на грязные политические игры и кнопкодавство возникнет синдром матроса Железняка, то есть желание разогнать все это силой. Даже с учетом партийной дисциплины, которая их будет сдерживать, это все равно будет мина замедленного действия. С другой стороны, общественные активисты будут оказывать давление, борясь с кнопкодавством и непрозрачностью принятия решений.

В общем, революционного популизма в разных формах будет очень много. Но на реальном содержании это не скажется, поскольку политического противостояния практически не будет, большинство окажется стабильным и будет таковым на первом этапе работы Верховной Рады. Правда, существует определенная опасность того, что, если немайдановская часть общества не будет представлена в парламенте, он не будет отражать реальную картину, и это усилит напряженность в самом обществе. Однако это уже задача Оппозиционного блока и партии Тигипко — уловить настроения этих избирателей, чтобы убедить их прийти на выборы. Такая вероятность на самом деле не так уж мала. Как не так уж мала вероятность, что избиратели от Антимайдана проведут в парламент коммунистов.

Что касается долговечности этой Рады... Об этом много говорят, но я всегда вспоминаю парламент 2007 года, который при рождении называли мертворожденным, но он прожил все пять лет. Вероятность роспуска парламента 2014 года существует, но связана она, скорее, с возможными конституционными изменениями и перестройкой системы власти в целом».

Олесь Доний:

«Согласно социологии, влияние откровенно пророссийских сил в парламенте будет минимальным. Даже в случае прохождения партии Тигипко и Оппозиционного блока, а также некоторых мажоритарщиков это будет слишком незначительное количество, чтобы оказывать серьезное влияние. Хотя легитимизация пророссийских сил и в этом парламенте произойдет. Что касается проукраинских сил, положительный момент в том, что в парламент идет много общественных деятелей, проявивших себя и на Майдане, и на фронте.

Однако этот позитив нивелируется тем, что политические силы, идущие в парламент, формируются по чисто вождистскому принципу. Из этого следует, что после попадания в парламент те, кто сегодня попал в списки, будут благодарны за это не партиям, а персонально лидерам, и в результате даже лучшие люди встанут перед дилеммой: собственная совесть или благодарность перед вождями. Какой выбор будет сделан? Увы, за последние месяцы стало очевидно, что даже постмайдановская среда зависима от олигархата, и эта зависимость в следующем парламенте меньше не станет.

Это проблема не только Верховной Рады, это проблема всего общества, которое становится беднее и зависимее от олигархата. Причем механизмы контроля со стороны гражданского общества становятся лишь слабее. Если раньше журналисты и активисты отслеживали кнопкодавство депутатов от старой власти, то теперь уже и коалиция от Майдана занимается тем же самым. И контроля нет, поскольку кнопкодавы зовут журналистов в списки — и те уже молчат. Гражданское общество задохнется в объятиях олигархата. Поэтому уже сейчас можно говорить о том, что новый, еще неизбранный, парламент нужно разгонять. Нужно только принять новый Закон о выборах, чтобы и парламент, который последует за ним, не оказался таким же».