Борис Рапопорт много лет работал в команде известного российского политика Владислава Суркова, которого считают чуть ли не «серым кардиналом» в команде Владимира Путина. Поэтому увольнение Рапопорта вызвало целую волну слухов, в том числе и в украинских СМИ.

Наверное, именно поэтому экс-чиновник решил дать первое после увольнения 1 декабря интервью - «Московскому Комсомольцу».

Борис Рапопорт объяснил свое неожиданное увольнение исключительно состоянием здоровья, а не какими-то политическими провалами и просчетами. «Мой уход связан с состоянием здоровья. Я на значительный период должен прекратить работу. Сурков меня поддержал и сказал, что, как только будут решены проблемы со здоровьем, будет рад и дальше работать вместе», - сказал политик.

Также он подтвердил, что одним из направлений его работы как замначальника управления Администрации президента по социально-экономическому сотрудничеству со странами СНГ, Абхазией и Южной Осетией была работа с Новороссией и остальной Украиной. В его обязанности входил сбор информации, подготовка докладов и мониторингов.

О НОВОРОССИИ

Главным достижением политики России в отношении Украины Рапопорт считает твердую позицию Москвы по защите интересов жителей юго-востока Украины. «Решительность, с которой действует Россия на этом направлении, сама по себе уже является большим успехом», - считает он.

«Война была спровоцирована грубым вмешательством Запада во внутреннюю политику Украины. Миллионы людей на Украине верят, что кровь пролилась не зря и что жители юго-востока отстоят свои права. Эти люди рассчитывают на моральную и материальную поддержку России. Им ведь больше не на кого рассчитывать. Россия от них не отвернется, и они обязательно победят», - заявил политик.

Кроме того, он отверг тезис о том, что его бывший шеф Сурков «сдает Новороссию». «Сдавать Новороссию — это точно не про него. Он всегда был и остается сторонником доктрины «Москва — третий Рим» и считает, что если любое государство не расширяет сферы своего влияния, то начинает деградировать. Он исходит из того, что экспансия — это естественное состояние здорового государства. Именно Сурков в 2005 году ввел в актуальный политический обиход термин «русский мир», - заявил экс-чиновник администрации Путина.

О БУДУЩЕМ УКРАИНЫ

Рапопорт поделился и своим видением будущего Украины. Он считает, что у нее два варианта развития: «Первый сценарий: Украина должна быть переучреждена заново как договорная федерация. Войдет или нет в состав Украины Донбасс, зависит от того, какие будут условия федеративного договора. Другой сценарий: продолжение Киевом социально-экономической блокады Донбасса. Этот сценарий вынудит Донбасс ввести свою валюту, переориентировать промышленность, и отделиться от Украины. Это станет детонатором для процесса отделения остальных регионов, поскольку мощные протестные настроения существуют и в Одессе, и в Закарпатье, и на Западной Украине. Какой сценарий будет выбран — решать Украине. Россия будет помогать юго-востоку при любом сценарии».

Что же касается Минских соглашений, то политик уверен, что президент Петр Порошенко пошел на них исключительно из-за близости парламентских выборов в стране. "Порошенко является сторонником насильственной реинтеграции Донбасса. У него была возможность мирного решения проблемы, сразу по приходе к власти, он эту возможность отверг. Сейчас он строит из себя «голубя мира», но это лукавство. Минский мирный протокол был подписан не по его «плану», а по плану нашего Президента. И подписан он был потому, что главнокомандующий Порошенко испугался военного поражения перед выборами в Раду. А когда выборы закончились, он пожалел о сделанном и сейчас ведет политику экономического удушения Донбасса. Надеется на голодные бунты населения против ДНР и ЛНР. Это циничная и антигуманная политика. Вместо того чтобы вести диалог с народом, Порошенко его просто уничтожает", - уверен Рапопорт.

О КРЫМЕ

Рапопорт уклонился от прямого ответа на вопрос о том, курировал ли Сурков процесс присоединения Крыма к России, однако намекнул, что с 2013 года в его кабинете висела карта Российской империи, на которой Крым был частью России.