После полугодового простоя сотрудники «Южмаша» наконец-то вышли на работу. Об этом сообщил «Вестям» сотрудник ЮМЗ Евгений Деркач.

«Завод работает по графику трехдневного режима работы. Пока госзаказов нет и работы толком тоже. Я занимаюсь разработкой деталей для трактора, хотя до этого делал ракеты», — говорит Евгений Деркач и добавляет, что сотрудникам до сих пор не выплатили зарплаты.

«Нам остались должны зарплаты за апрель, май и июнь. И до сентября нам денег не обещают», — говорит Евгений. К слову, средняя зарплата на ЮМЗ около 2 тысяч гривен.

Руководство завода о финансовых поступлениях, как и о дальнейшей судьбе ЮМЗ прогнозов не дает.

«Выплата зарплат будет зависит от наличия заказов. Мы, как и любое другое предприятие, финансируемся от реализованной продукции. Год назад нами был подготовлен законопроект «О финансовой стабилизации «Южмаша». В нем мы просим увеличить уставный фонд и оказать помощь. Но по сегодняшний день этот законопроект не был рассмотрен», — говорит помощник гендиректора ЮМЗ по общим вопросам Владимир Ткаченко.

Из-за долгов по зарплате предприятие лишилось около 1000 сотрудников.

«У нас работали более 8 тысяч человек, сейчас осталось около 7 тысяч. Даже те, кто проработал более 30 лет, не выдерживают и уходят искать регулярный заработок», — говорит Ткаченко.

Оборудование для АЭС

Напомним, из-за разрыва контрактов с Россией на разработку и поставку ракет предприятие потеряло 80% доходов. Руководители завода пытаются найти новые пути выживания для ЮМЗ и готовы даже перепрофилироваться.

««Южмаш» по своей инициативе подписал генсоглашение о сотрудничестве с компанией «Энергоатом» по разработке оборудования для АЭС (они раньше тоже сотрудничали с Россией, но теперь таких договоренностей нет, а в Украине никто этим не занимается). Мы попробовали сделать некоторые образцы оборудования во время простоя, и «Энергоатом» сейчас их испытывает. Для того чтобы пойти дальше, нам нужно ставить их на производство, разработать техдокументацию, пройти испытания и получить сертификацию. Но на это нужны средства и поддержка государства, то есть госпрограмма», — поясняет Ткаченко.

На заводе говорят, что производство энергооборудования может спасти легендарный завод.

«Сейчас мы получаем только 20% дохода от разработки шасси для самолетов Ан, первой ступени для ракеты-носителя «Антарес» и двигателей для «Вега». Если бы 30% мы зарабатывали благодаря энергетической отрасли, то заводу было бы намного легче», — говорит Ткаченко и добавляет, что пока никакого ответа от государства завод не получил.

Троллейбусы тормознул АМКУ

Существует еще одна отрасль, которая могла бы повлиять на перспективы завода — это разработка троллейбусов.

«В этом году мы выиграли два тендера на поставку 10 троллейбусов как в Днепропетровск, так и в Запорожье. Дело шло к подписанию контрактов, но компания «Богдан Моторс» подала жалобу в Антимонопольный комитет Украины и обжаловала эти тендеры. Теперь все приостановилось, и пока мы ждем ответа, нам обеспечен еще один месяц простоя в этой отрасли. Хотя наши троллейбусы ничем не уступали по качеству, но в отличие от других производителей, стоили на 6 млн грн меньше (это разница в цене за 10 машин, цена одного троллейбуса ЮМЗ — 3 млн 297 тыс. грн. — Авт.)», — рассказал «Вестям» Владимир Ткаченко.