Вчера Виктор Сукачов, террорист №1, по версии правоохранителей, обвиняемый в организации взрывов в Днепре, Запорожье и Харькове, впервые давал показания в суде. Это заседание оказалось не менее резонансным, чем самое первое в процессе, когда общественности впервые показали четверку обвиняемых в терактах. Подсудимый политолог Сукачов вину не признал и заявил о давлении на него со стороны следователей СБУ во время досудебного следствия.

Выступление, длившееся несколько часов, Виктор Сукачов начал с эпатажного сравнения дела о терактах в Днепре с процессом над поджигателями Рейхстага. «Я не признаю себя виноватым в создании террористической группы, изготовлении взрывчатки и совершении терактов. Это указано в обвинительном заключении и подписано замгенпрокурора Войцишиным. Это единственное, в чем я согласен со следствием. Показания, которые я давал в ходе досудебного следствия, процентов на 95 не являются достоверными, на меня давили сотрудники СБУ, угрожали арестовать жену и брата, если бы я отказался озвучить подготовленные ими показания. То же сделал Виталий Федоряк, вот почему в наших показаниях столько противоречий — то берег Днепра кто-то перепутает, то время. Всего этого следствие объяснить не может», — сразил слушателей Виктор Сукачов.

После этих слов он попытался объяснить, как же все-таки оказался на скамье подсудимых. «До 16 мая я ничего не знал о взрывах, кроме того, что писали в СМИ. 16 мая я встретился с Виталием Федоряком, он рассказал, что осенью 2011 года сотрудники СБУ подбросили ему пакет с веществами растительного происхождения и предложили сотрудничество или тюремный срок. Он согласился. После взрывов к нему обратились за «помощью» — нужно было получить банковские карточки (на них положили деньги по требованию террористов. — Авт.) или быть обвиненным в терактах. В качестве «пряника» разрешили снять часть денег. Он обратился за помощью ко мне, пообещав поделиться. Я с ним дружу 10 лет и согласился, а когда уже понял, во что нас втянули, решил — раз уж совать голову в пасть тигру, то лучше иметь с этого гешефт. Сняв первую сумму, 4000 грн, я купил корм для бездомного кота, который сидел возле супермаркета. В итоге Федоряку досталось 2/3 суммы — 26 тыс., мне —16 тыс., что не укладывается в версию следствия, что я был организатором. Я уверен, что и Федоряк не взрывал. Остальные двое — Дмитрий Рева и Лев Просвирнин — здесь вообще ни при чем», — сказал суду Виктор Сукачов.

ПРОКУРАТУРА НАЗВАЛА ВЫСТУПЛЕНИЕ АНЕКДОТОМ

Виталий Федоряк слушал показания Виктора Сукачова, опустив голову, и изредка саркастически улыбался. Его адвокат Руслана Шевчукова говорит, что за день до суда знала, что Сукачов будет выгораживать себя, перекладывая вину на ее подзащитного.

«Показания Сукачова мы обязательно изучим, но если их анализировать, будет анекдот. Если Федоряку что-то подбросили, то получается, что он так испугался, что согласился взять на себя вину в более тяжком преступлении. Если роль Сукачова была второстепенной, почему он не задал вопросы, а шел на поводу у Федоряка?» — говорит гособвинитель Александр Гладкий.

«Он понял, что ведется какая-то игра, но отступать было поздно», — говорит защитник Виктора Сукачова Александр Шишкин.