В Запорожской области под Бердянском живет умелец, который из монет мастерит копии самых знаменитых архитектурных достопримечательностей Европы. На каждую из них у 46-летнего военного пенсионера Игоря Мовчана уходит по году, а то и по два, но труд стоит того — после финальных штрихов башни и здания хоть в Кунсткамере (кабинет редкостей) выставляй!

БИГ-БЕН С КОЛОКОЛОМ И ЧАСАМИ

Главный стройматериал у конструктора — монетки достоинством в 1, 2 и 5 копеек. Их его чудеса поглощают прямо-таки в промышленных масштабах — так, для 48-сантиметровой пальмы понадобилось 700 монет, для красавицы Эйфелевой башни — 2325, а на Пизанскую башню — почти 8000. Абсолютный же рекорд удерживает башня телецентра в Останкино — полутораметровый гигант потребовал для себя ни много ни мало, а 11 083 монеты!

Останкинская башня поразила автора красотой конструкции. Фото: iz.com.ua

Чтобы бердянскому архитектору было из чего мастерить, монеты для него приносят и родственники, и знакомые. Главная проблема при этом — наменять их у продавцов в магазинах, для которых мелкие монетки тоже являются дефицитом. А соединяет их вместе при помощи специальной смеси, состоящей из двух видов клея и обыкновенной серебрянки.

«Я начал этим заниматься шесть лет назад — решил сделать Останкинскую башню. Как изобретение она очень оригинальна, да и в Европе она самая высокая. Сам я внутри никогда не был, хоть в Москву и ездил. Собирал ее в течение двух лет. Она весит 40 килограммов. При этом произошло забавное совпадение, когда лишь только у меня зарождалась идея построить ее из монет, я взял негатив фотографии телебашни и приложил к стеклу проектора. От горячей лампы пленка расплавилась, а на следующий день я узнал, что в Москве там произошел пожар!» — рассказывает Игорь Мовчан.

Другую свою уникальную работу — римский Колизей — Игорь Мовчан сделал сразу в двух вариантах.

Полный вариант Колизея. Фото: iz.com.ua

Первый — в целостном виде, каким стадион был 2000 лет назад — с ареной, ложами и целыми стенами, каким его видели тогдашние гладиаторы и патриции.

Фото: из архива И. Мовчана

И второй — современный.

А вот 80-сантиметровый Биг-Бен и 46-сантиметровая Пизанская башня не только внешне похожи на оригиналы, но даже воспроизводят их в деталях.

Внутри лондонского символа — четверо часов и колокольчик. Фото: из архива И. Мовчана

Пизанская башня даже «падает» под таким же углом, как оригинал. Фото: iz.com.ua

Так, на верхушке Биг-Бена — четверо механических часов и колокол, а Пизанская башня имеет такой же градус наклона, как и падающая громадина в Италии, причем, сбоку еще и отвес висит, доказывающий, что все-таки она падает!

Не менее любопытны и уловки, на которые пришлось пойти конструктору, чтобы монеты стояли как надо. Так, руины Колизея он разместил на велосипедном ободе, а самым подходящим «фундаментом» для полной версии амфитеатра стала крышка от стиральной машины!

Эйфелеву башню пришлось незаметно укрепить подпорками. Фото: из архива И. Мовчана

Слишком уж капризной и в буквальном смысле несамостоятельной оказалась парижская красавица-башня — ее своды пришлось укрепить алюминиевым каркасом.

ИЩЕТ ПОКУПАТЕЛЕЙ

Игорь Мовчан рассказывает, что несмотря на кажущуюся простоту, строительство из монет — процесс долгий и трудоемкий. «Ничего похожего в интернете я не встречал. Видел поделки из нескольких десятков монеток, но чего-то более крупного не видел. Себестоимость материалов небольшая — например, в Останкинской башне монет где-то на 40 грн. Но, так как на все это уходит много времени, продать один из своих шедевров я готов не менее чем за $1000. Я предлагал выставлять их в музеях хоть целый год, но в Бердянске согласились взять только на месяц. Поэтому стоят они у меня дома», — рассказал «Вестям» Игорь Мовчан.

ВОЗЬМЕТСЯ ЗА КРЕМЛЬ

Игорь Мовчан оставил здоровье во время службы в ракетных войсках, где ему довелось служить в части, которая работала с ракетным топливом. «Сейчас живу на пенсию в 700 грн, работать не могу. Взял паузу и в «строительстве» из монеток — мало им кто интересуется. Но на следующий год хочу сделать Кремль и Спасские врата», — поделился планами наш собеседник.